Глава 99. Взятие симферопольского аэропорта или появление «зелёных человечков».

Глава 99. Взятие симферопольского аэропорта или появление «зелёных человечков».

 

Захваченная Украина, Крым

Город Симферополь

27 Февраля 2014 год

 

 

С утра громко прозвенел звонок телефона. Звонок был явно важный и хозяин телефона, спешно поднявший трубку, явно не ошибся в своих догадках.

Бравому Самвелу Мардояну, как командиру четвертой роты ополчения поступил звонок от Сергея Валерьевича Аксенова – нужно прибыть всей ротой на площадь Ленина и получить важное задание для обеспечения безопасности полуострова.

Не долго думая Самвел быстро обзвонил всех своих ротных и в районе обеда все подразделение количеством в 30 человек уже была на архитектурной достопримечательности города, которую возвышенно возглавлял и охранял памятник Ленина, которого еще пару дней назад пытались снести обезумевшие молодчики из правого сектора.

Самвел построил всех своих, провел перекличку, привел в порядок и подготовил к встрече с важным человеком, который во многом помогал определиться Крыму с его судьбой. Самвел сразу понял цели Аксенова, как тот только появился на демонстрациях в Крыму, поскольку он сам когда-то служил в советской армии, помнил, как русский народ стремился защищать малые страны от западных экспансий и современных крестовых походов, и понимал, что теперь кроме России никто и не сможет защитить Крым. В этом регионе все остальные боятся Америки и НАТО, и если не обратиться за помощью к России, то нахлынувшие сюда бандеры, прикрываясь волей якобы всей Украины, с удовольствием повторят здесь Волынскую резню, и при этом западные политики им будут восторженно рукоплескать, поддерживая их «демократические» методы наведения порядка в захваченной стране и в особенности в пророссийски настроенном Крыму.

Проведя проверку лично состава, Самвел посмотрел вокруг себя – Сиферополя даже, несмотря на то, что сейчас был февраль, и стояла зима, ни сколько не потерял своей привлекательности и оживленности. Вокруг спешили по делам люди, торопясь исполнить свои повседневные дела и мечты, и казалось будто бы ничего и не было – все было хорошо. Будто и не было этих подлых бандер угрожающих Крыму, будто бы сюда и не плыл американский военный флот, будто бы и не было никакого государственного переворота из-за обещания Европы бесплатно пускать к себе украинцев, чтобы те у них работали обслуживающим персоналом. Но даже несмотря на царивший вокруг мир, наваждение Самвела, он же сам легко и объяснял себе – так все хорошо, только потому что они сейчас здесь и встали на защиту Крыма, а так бы как минимум на этой площади уже не было бы большого памятнику Ленину, а может еще чего-нибудь уже успели бы разрушить и уничтожить. Так что мирное время без надежной защиты быстро перестает существовать и безумный хаос может быстро все поглотить, как это уже было на примере анархического майдана в Киеве. И если бы на майдане не было бы оппозиции, быстро захватившей власть, то волею майдановцев правого сектора хаос в Киеве бы не прекращался бы никогда – горящие черные покрышки стали бы гербом Киева и визитной карточкой.

Поэтому Самвел глядя на мирное изобилие вокруг, сказал свои ребятам:

— Видите как все сегодня хорошо вокруг? Во многом это спокойствие зависит и от нас с вами ребята. Сегодня мы встали на защиту Крыма, и тем саамы не предали память о своих дедах и праотцах. Сегодня мы защищаем родную землю, и чтобы там про нас не говорили на украинском телевидении, мы делаем правое дело. А то, что там кому-то в Киеве что-то не нравится в наших действиях, то я могу смело сказать, что и нам тут далеко не нравится то, что они там сделали в Киеве, подло захватив власть и обманув президента Януковича доверившегося им. Мы, в отличие от них, никого не захватывали и никого не обманывали – мы защищаем свои родные земли, а они защищают интересы американских спецслужб. Так что правда наша, и со временем история нас всех рассудит и поставит по своим местам, а кого-то при этом и посадит на места где им и будет суждено сидеть.

Четвертая рота дружно заулыбалась. В Крыму уже никто не сомневался, что всем тем майдановцам, и тем более их начальству из оппозиции впору каждому впаять срок да по полной за измену Родине. Но теперь те преступники стали хозяевами Украины и все перевернулось вверх дном. Правда стала ложью, Родина — сателлитом США, Крым, поддерживающий президента – предателем, братская Россия – врагом по факту своего существования, русский язык – запрещенным говором, а ничтожные бандиты бандеровцы – героями Украины. Зло восторжествовало на славных землях Украины. Из братской для России Украину, невидимые капиталистические богачи решили сделать антиРоссию – кровного врага, который теперь отказывается от общей истории с Россией, а поддерживает выгодную Западу историю бандеровского становления Вильной Украины. Гитлер аплодирует в гробу. И чем больше украинцев негативно настраивают против россиян, тем лучше Западу. Так неприкрыто и можно понять, кто в этом Мире и является настоящим Мировым Злом.

— Но как бы там ни стало, мы с вами не сдадимся, пока не обеспечим целиком мир в нашем родном Крыму и в каждом его уголке, — продолжил свою речь Самвел, — Это наша Родина и мы как мужчины должны ее защищать! И если понадобится, то любой ценой. Сегодня наша рота получила лично от Сергея Аксенова наше первое боевое, подчеркиваю боевое задание. Нельзя Аксенова подвести. Будем стараться для него, для Крыма и для наших семей.

— Да не подведем! Справимся! Мы Крым Бандере не сдадим! – тут же стали отвечать Самвелу ротные бойцы. Боевой настрой был правильный, это хорошо. Осталось только дождаться Аксенова, чтобы он рассказал о сути своей задумки, и вперед, за дело.

Пока все ждали Аксенова, рота разговорилась о последних событиях.

— Мне звонили из России родственники, — начала девушка из роты (да-да девушки тоже были в ополчении), — И спрашивают, а сколько там в Крыму украинцев среди вас?

Все тут же мило заулыбались и Самвел в том числе.

— А я им и отвечаю, — продолжила она, — Что здесь в Крыму мы не делим себя на народы – мы здесь одна большая семья.

Все одобрительно закивали. Это было правдой. Вообще весь Крым был как одна маленькая Россия – большое множество народов и вероисповеданий, и все веками спокойно живут друг с другом.

— А знаешь почему они такое у тебя спрашивают? – спросил у нее один из ротных парней, и продолжил, — А я тебе отвечу — эту национализированную тему еще со времен майдана раздули продажные украинские СМИ, и эта волна уже докатилась до России, и теперь там уже начинают думать, что все украинцы зомбированные и все стали на сторону бандеровцев. Конечно же, это не так на самом деле, но поскольку СМИ Украины явно поддерживают эти темы, одобряют майдан и хвалят правый сектор, то со стороны может показаться, что такое же мнение разделяют и все остальные украинцы. Да вот только украинские СМИ говорят от имени своих хозяев, выгодную только им. Вот твои родственники и спросили у тебя это – видимо волновались, что и украинцы в Крыму все такие же обезумевшие, как и майдановское шобло. Но, слава Богу не все еще на Украине верят этому черному телевидению.

— Да, — поддержал его Самвел, — Сегодня беда Украины, наверное, даже не так как в политиках, как в продажных СМИ. Эти телевизионщики просто обезумили – ну такой бред рассказывают о Крыме, Украине, России и россиянах, что аж уши вянут.

— Да что тут думать, – подхватил подошедший к ребятам Сергей Аксенов, – Они просто работают на местных олигархов, которые присягнули на верность американским спецслужбам, вот и вся песня. Здравствуйте парни!

— Здравие желаем! — дружно и по-армейски ответила ему четвертая рота Самвела Мардояна.

— Молодцы то, какие, — улыбнулся Аксенов, глядя на выправившуюся по стойке смирно роту.

— А то! Мои ребята, — не скрывая гордости, сказал Самвел.

— А на счет СМИ это правда, — продолжил тему Аксенов. Украинские СМИ сегодня нынче решили превратиться в кунсткамеру – решили всех удивлять и пугать. Цирк развели, что тут скажешь. А вот жить по совести – это по-русски, но русский то теперь тоже запрещают. Так что всем теперь можно жить как Америка – грабь всех, обманывай, а если спросят, скажи, что это все для их блага и блага американской демократии.

— Эт точно, — поддержал его Самвел, — К сожалению, для некоторых людей деньги куда важнее справедливости, и с этим ничего не поделаешь.

— Ну почему не поделаешь? – улыбнулся Аксенов, — Отсоединиться от них и жить как нормальные люди в России, а они пусть там сходят с ума и выносят себе мозг бредовыми историями о том какой Бандера герой, а правый сектор народный защитник. Хотят жить в Бандерштате, ну зачем же тогда мешать? Если в высказываниях всех этих СМИ Украину все устраивает и бандеры им реально нравятся, то пусть и живут с ними, а мы будем с теми, кто умеет различать настоящих человеческих героев от подлого шакалья.

— Ну это вы прям загнули Сергей Валерьевич , — улыбнулся Самвел.

— Правда она такая Самвел, может и не всегда красивая, но зато честная.

Ребята из роты тоже были согласны с Аксеновым, тут уж не поспоришь.

— Ну а теперь мужчины и их боевые дамы давайте по делу, — Аксенов еще раз с одобрением посмотрел на четвертую роты и поведал им их первое боевое задание:

— Сегодня наша гордость, наш туристический кормилец, — начал Аксенов в свойственной ему политической манере, — Наш большой аэропорт Симферополя, крупнейший аэропорт в Крыму стал представлять для нас едва ли не главную опасность. Пока наши депутаты паникуют и еще не все определились чего они хоть – жить с бандерами или нет, Киев уже все решил за нас – сюда на самолетах должен будет прибыть их боевые засланцы для последующего захвата всего города, а далее и региона. Информация уже проверенная и прибудут они либо сегодня в ночь, либо же уже завтра днем. Но прибудут однозначно, на самолетах, именно в Симферополь. И чтобы они не смогли к нам прибыть нужно просто не позволить им сесть сюда на нашу землю. Поэтому, в общем, ваша задача ребята – надо взять аэропорт.

Самвел переглянулся со своими ротными.

— Нужно организовать закрытые посадочные полосы, — продолжил Аксенов, — Сделать так чтобы возможность приземления у их военных самолетов просто отсутствовала. Возможно, технику поставить или костры там зажечь, ну, в общем, что угодно лишь бы вереница самолетов с правым сектором и эсбэушниками Киева не смогла здесь приземлиться. Пусть летят домой, у майдана своего греются, а мы здесь и без них хорошо будем жить.

Аксенов закончил и посмотрел на Самвела.

— Хорошо, не вопрос, — пожал плечами Самвел, — Организуем им невозможность посадки.

— Хорошо, — одобрительно кивнул Аксенов, — У вашей роты есть средства для самозащиты на всякий случай?

— Есть только черенки от лопат, — улыбаясь, ответил Самвел, и вся рота продемонстрировала Сергею Валерьевичу свое грозное деревянное оружие.

— Ну, хорошо черенки так черенки, – улыбнулся он в ответ, — И это может стать грозным оружием в народной борьбе.

На этом они распрощались с лидером народной революции Крыма и, прихватив с собой черенки и повязав себе на плечи георгиевские ленточки, как символ своих устремлений, бравая четвертая рота выдвинулась к намеченной цели.

Еще днем народная рота прибыла на место своего задания, полная боевого духа и желанием помочь для родного Крыма. Симферопольский аэропорт гудел турбинами прилетающих самолетов и радостными возгласами людей встречающих родных в воздушной гавани. Такие же радостные чувства сегодня разделяли и ополченцы, но вот вполне ожидаемо дорогу им перегородили закрытый забор и вооруженные милиционеры с автоматами, явно поставленные сюда кем-то заранее, чтобы защитить аэропорт от народного гнева.

Автоматчиков-милиционеров было человек десять, но в течении более чем часа пока четвертая рота пыталась достучаться до них, чтобы они их пропустили, те лишь помалкивали и… сочувственно поглядывали на ополченцев.

Самвел быстро прикинул, что если бы они хотели, то уже давно либо расстреляли их, либо просто задержали или прогнали отсюда. Но милиционеры этого не делали. Значит, где-то они симпатизируют действиям крымских ополченцев, раз не стреляют и не прогоняют. По глазам было заметно, что эти люди с душой относились к попыткам ополчения перекрыть аэропорт от нацистских карателей из Киева.

А дело было в том, что данная милиция, которая охраняла эти ворота в аэропорт, целиком состояла из тех же местных крымчан. Немудрено, что они скрыто, поддерживали цели ополчения, поскольку не меньше других волновались за свои семьи. Душою они были с ополченцами. Поэтому по прошествии еще небольшого количества времени милиция фактически дала ополченцам возможность действовать.

Сержант милиции руководящий остальными и Самвел обменялись понимающими взглядами. Они и молча, понимали друг друга. Самвел улыбнулся и кивнул ему мол мы начинаем, и сержант молча кивнул ему в ответ. После этого милиция, отступив, просто ушла куда-то восвояси, позволив ополченцам действовать на свое усмотрение. Милиция тоже хотела мира своему региону и понимала, что сейчас ополченцы именно этим и занимаются, вот и не мешала. Это был редкий, но ценный случай, когда правоохранительные органы во всем были на стороне действий народа. Проблема то у них была общая – их общий дом был в опасности, вот и получилась настоящая демократия и взаимопонимание.

И проводив милицию взглядом ополченцы с задором стали открыть ворота. Ну как открывать? Точнее они их просто сломали на радостях, потому что замок все еще там висел. Кованый забор был сломлен в течение минуты и последняя преграда на пути ополченцев к выполнению своей миссии пала. Дальше их ждали взлетно-посадочные полосы, но и там благо все прошло хорошо.

План Самвела Мардояна был предельно простым, но стратегически верным – он решил зажечь прямо на взлетной полосе бочки с топливом, чтобы даже визуально украинские военные пилоты смогли определить, что посадка для них здесь невозможна. Пилоты бы не рискнули садиться на горящие бочки и кучу горящих покрышек, которые четвертая рота тоже прихватила с собой, поскольку самолет могло тут же занести на соседнюю полосу, а там уже и до крупной авиакатастрофы рукой можно подать.

Поэтому ополченцы быстро рассредоточились на запасных полосах, куда и должны были приземляться специальные рейсы, и заранее расставив везде бочки с топливом кучу нагромождений автомобильных шин дождались вечерней темноты. Пока на соседних площадках продолжали приземляться пассажирские авиалайнеры, четвертая рота практически закончила свое дело.

Часов в шесть вечера полностью готовые поджигать бочки и покрышек, с зажженными факелами Самвел набирает трубку телефона и делает контрольный звонок Аксенову, доложить, что все готово.

— Алло, Валерьевич, я на взлетной полосе и готов поджечь. Все готово. Поджигаем?

— Хорошо, добрые вести, — явно улыбаясь, ответил Аксенов, — Сейчас дам точный ответ, погоди, жди пока Самвел, жди команды.

На заднем плане Самвел слышит, как Сергей Валерьевич с кем-то там переговаривает по другой линии, и через несколько минут снова возвращается к командиру ополченцев:

— Самвел, все, мы свое дело сделали – Киеву доложено, что полоса захвачена – самолеты не будут садиться. Аэропорт наш и закрыт для киевского десанта. Молодец, и ребята твои молодцы. Так что теперь можете направиться в диспетчерскую – там уже в курсе, что вы здесь, и рассредоточить своих людей для охраны аэропорта. А так поздравляю тебя с успешным выполнением задания Самвел. До связи. Пока.

Самвел попрощался и, положив трубку, повернулся к своим и все еще удивленно и несколько растерянно произнес:

— Победа ребят. Даже поджигать ничего не придется…

Все переглянулись, а затем только через несколько секунд осознания раздались крики — УРА!

Ребята стали радостно кричать и обниматься. Это было очередной победой ополчения и первой победой для их роты. Еще один большой шаг по защите Крыма. Если так дальше пойдет, то и бояться больше будет не чего!

Но радость ополченцев была преждевременной – по тревоге уже была поднята местная Служба Безопасности Украины, среди которой как, оказалось, было немало уже присягнувших новой майданной власти. Не успела песня заиграть, а они уже на столах танцуют. Предателям и подлизам как говорится везде у нас дорога, но и ненависть к ним так же везде.

Уже через двадцать минут навстречу уходящим с полосы ополченцам бежала группа вооруженных автоматами бойцов милиции – на этот раз милиция была уже не местной, а прибывшей сюда на днях специально из других областей. Человек пятнадцать точно, и все с оружием и агрессивным настроем.

Две группы встретились друг с другом в аккурат напротив терминала аэропорта. Добежав к ополченцам, вооруженные бойцы милиции навели на них автоматы и оцепили их так чтобы никто не смог уйти безнаказанно.

И вот когда ополченцы уже были в кольце на встречу к ним вышел один мужчина в черной куртке с очень строгим лицом явно не внушающем дружелюбие. Не трудно было догадаться, что это эсбэушник, лет пятидесяти, а значит и не последняя шишка СБУ в Крыме.

Грубым голосом он спросил их:

— Вы кто?

Самвел, как глава роты вышел вперед и ответил вопрошающему:

— Мы народное ополчение Крыма. Я командир роты, меня Самвел зовут.

Эсбэушник презрительно осмотрел роту взглядом и лично Самвела. На лице его появилась небольшая ухмылка, но глаза оставались злыми.

— Зачем сломали ворота? – снова начал наезжать эсбэушник.

— Командир, сломали, потому что не открывали, — честно признался Самвел.

Вокруг повисла тишина. Только звуки двигателей самолетов слышались в далекой ночной тиши февраля.

— Кто за вами стоит? – продолжал допрос эсбэушник, явно прикидывая в голове, что с ними надо сделать, и какое повышение ему за это светит.

— За нами стоит крымский народ, — сказал как есть Самвел, и каждый стоящим за ним боец из его роты мог это подтвердить, да и ответил бы так же.

— А с какой целью вы сломали ворота, крымский народ? – с издевкой спросил эсбэушник.

— Командир, мы сломали, мы же и сделаем, и все будет в порядке, — не отступал Самвел, видя, что эсбэушник совсем не собирается вот так вот просто их отпускать.

— Местные значит? – спросил он еще раз, явно уже подводя итог к своему обвинительному вердикту.

— Местные, да, — пожал плечами Самвел.

— Так вот местные, — с наездом начал эсбэушник подводить к тому ради чего он сюда и прибежал со своими людьми, — Вы находитесь на территории режимного объекта.

— И что теперь? – смело, спросил Самвел.

— Ваше вторжение расценивается как террористический акт! — тут же громко ответил ему эсбэушник, явно довольный, что знает, за что всех их можно взять.

— Не повышайте голос командир, я же объясняю… — начал было Самвел, но эсбэушник его уже не слушал – он повернулся к своим людям и громким голосом дал приказ:

— Оружие к бою!

Бойцы тут же послушались приказа эсбэушника и передернули затворы, готовясь к дальнейшему приказу. А дальше приказов то только два может быть: либо огонь на поражение, либо приказ всем лечь на землю. Но по совсем недружелюбному настрою эсбэушника каждому из четвертой роты стало понятно, что ситуация семимильными шагами движется по направлению к первому сценарию. Огонь на поражение…

— Подождите, постойте…- поднял вверх руки Самвел. Где-то внутри него промелькнула мысль – пусть лучше его одного, но ребят хотя бы пусть не трогают.

— У вас две минуты чтобы сдать ваше оружие! — явно злясь, приказал ополченцам эсбэушник.

— Но у нас нету оружия, вы что! – так же громко ответил ему Самел.

Но эсбэушник явно пропустил это мимо ушей, и демонстративно сверяясь с часами на руке, громко сказал:

— Время пошло.

Ситуация явно стала очень сильно накаляться и вполне могло случиться непоправимое. По настрою эсбэушника явно было видно, что он не чурался и расстрелять всех этих вольных гражданских прямо здесь же на месте, за эту их дерзость, из-за которой ему видимо уже точно влетело из Киева.

— Где вы видите оружие? Стали спрашивать его бойцы четвертой роты, протягивая вперед лишь держаки от лопат. Но эсбэушник молчал и только поглядывал на свои часы.

— Неужели вы будете стрелять в безоружных людей? – спросил его Самвел, но и на этот раз ответом ему было лишь грозное молчание.

«Это конец, — подумал Самвел, и мысленно уже попрощался с жизнью».

И в этот момент все присутствующие неожиданно услышали звук грузовых машин. Сюда быстро кто-то ехал.

Не прошло и полминуты, как к ним, освещая обе группы, подъехало пять больших грузовых ЗИЛов, явно военного назначения. Машины, подъехав очень близко, остановились, но мотор не глушили и не выключали фары, заставляя всех, щурясь смотреть на них и прикрывать руками глаза.

Это бы уже самый критический момент. Пожалуй, хуже уже и быть не могло. Глядя на эти подъехавшие машины Самвел подумал, что все: приехали за нами – сейчас эти нас расстреляют, а трупы положат в эти грузовики, вывезут и закопают где-нибудь в посадке, чтобы никто никогда и не нашел могилы народного ополчения.

Самвел посмотрел на своих бойцов как в последний раз и спокойно дал приказ:

— Приготовиться к бою. Будет биться черенками, если надо, но так просто убивать себя не позволим.

Все ополченцы приготовились к драке на смерть. Ни один не сбежал и не отступил – они знали, зачем они здесь и за что им придется умирать. Это было народное ополчение – за ними их семьи, а значит отступать больше некуда.

И вдруг из грузовиков стали выпрыгивать многочисленные группы вооруженных людей. Человек пятьдесят, а то и больше. Поначалу в темноте совсем не было понятно кто это вообще такие, но чем больше их выскакивало из кузовов, тем понятнее становилось, что это никто иные как военные. А потом эти военные вышли на свет к ополченцам. Это были явно не украинские военные – форма совсем другая, какая-то темно-зеленая, куча всяких военных примочек, крутые шлемы с очками, на лицах маски, модернизированные автоматы, да и оружие они на ополченцев не наводили.

И вот разглядев, знакомый триколор на плечевой нашивке одного из солдат, Самвел понял кто это. Это была российская армия.

— Ребят, так это ж наши, наши российские солдаты, — сказал один из ополченцев тоже рассмотревший кто это, и в этот момент Самвел заметил, что у некоторых его бойцов выступили слезы на глазах. Еще бы несколько минут и ополченцев, скорее всего уже не было бы в живых, но вот вовремя пришли эти ребята, и можно смело сказать, что они спасли им жизни.

— Наши! – радостно воскликнул один из парней и они, уже не удержавшись от счастья стали радостно обниматься всей своей четвертой ротой, а затем стали аплодировать команде российских военных.

Военные, тихо и молча, прошли мимо, направившись в сторону эсбэушника. Но когда ополченцы повернулись в сторону только что нависающей над ними угрозы, то успели увидеть, что от грозного эсбэушника и его команды вдалеке остались только одни пятки сверкать.

Обрадовавшись еще больше, ополченцы стали радостно кричать молчаливым российским военным:

— Мы давно уже вас ждали! Спасибо вам! Россия! Россия вперед!!!

Хорошо экипированные парни стали рассредоточиваться по аэропорту, в то время как ополченцы продолжали радостно скандировать «Россия! Россия! Россия!»

Самвел снова достал телефон и, набрав номер Сергея Аксенова, радостно сказал ему, что теперь они не одни.

— Теперь если так пойдет, то обойдется вообще без жертв и крови, — сказал в трубку Самвел.

А солдаты морской пехоты Черноморского Флота, вовремя подоспевшие сюда из Севастополя, все молчали, спокойно и бесшумно занявшись своим важным делом – уже через несколько минут они заняли все стратегически важные позиции и симферопольский аэропорт теперь был под их контролем. Причем военные сделали все, так что ни пассажиры, ни персонал так и не заметили никаких изменений – воздушная гавань продолжала спокойно работать в штатном режиме.

Теперь же главной задачей для этих парней в зеленом стало защитить Крым. Дел было еще очень много, но нынче миссия уже началась, и первые гражданские уже были вовремя спасены, и по-другому они не могли, ведь это были те самые вежливые люди, те самые зеленые человечки, которые несут в Мир спокойствие и справедливость. Виват Российской Армии!

 

 

 «Вершись судьба моей России,

Судьба из года в год красивей!

Пути России непросты,

Но тем страницы золоты».

Дмитрий Lucky-DAF Федосов.

 

 

Отправить ответ

avatar
  Subscribe  
Notify of