Глава 87. Раздор братьев.

Глава 87. Раздор братьев.

 

Захваченная Украина, Крым

Город Бахчисарай

25 Февраля 2014 год

 

 

Руслан смотрел новости в интернете. Везде по Крыму начались массовые митинги против новой власти, против американских захватчиков и против фашизма. Народ сегодня был не то, что не спокоен – он был решительно готов к действиям, поскольку не хотел мириться с происходящим в их стране.

Руслан Сагиев был крымским татарином – одним из местных уважаемых людей, поскольку он и его старший брат происходили из старого почетного рода татар, которые проживали на этой земле испокон веков. Руслану было тридцать три года, у него уже была своя семья, и происходящее на Украине и его, в том числе заставило задуматься о безопасности своей семьи. Ведь Руслан хоть и знал свой татарский родной язык, но общался со всеми на русском, а украинский никогда и не учил. И дети его, которые уже пошли в школу тоже учились на русском. Но теперь все могло измениться, причем не по доброй воле. Угрозы украинских националистов могли вполне осуществиться, ведь они уже не раз доказывали это на деле.

В одном из видео в интернете Руслан увидел как сегодня во Львове местный Беркут вернувшийся из Киева поставили на колени и заставили извиняться перед всем народом. За что с ними так унизительно обращались, Руслану не было понятно. Эти люди выполняли приказы и ни разу не переусердствовали с должностными обязанностями, а с ними так обращались, будто бы лично они виноваты во всех бедах Украины, а не те дураки, которые устроили майдан.

Досмотрев это унизительное видео, Руслан выключил его, и все его тело отравили неприятные чувства. А ведь если вспоминать то, как в Крыму встречали Беркут, то можно сказать, что во Львове творится черт знает что. Хотя с другой стороны львовских можно понять: среди погибшей на майдане небесной сотни были молодые люди и со Львова. Но на это у Руслана нашелся бы встречный вопрос: А какого хрена вы отпускаете своих молодых сынов на черт знает, какие митинги против государственной власти? И только не говорите, что вы решили пожертвовать своими сынами из-за тщетных бесплатных виз в Европу.

Итог отчетливо подведен: прежняя цветущая Украина сгорела в огне пылающего пожара майдана, поскольку оппозиция захватившая власть никогда не выделялась дельными и разумными предложениями, кроме как ругать всех и вся вокруг себя. И сейчас, по всей видимости, эта власть не только не противится угрозам националистов по отношению к Крыму, но даже тихо их поддерживает. А власть, которая не защищает своих граждан – не власть.

У Руслана зазвонил телефон. Звонил брат – Айдар. Пригласил к себе домой поговорить по срочному делу. Руслан собрался и несмотря на уже наступившую ночь поехал к брату, дом которого находился в другом конце Бахчисарая.

Быстро приехав к нему практически по пустым дорогам, не менее других городов Крыма, напуганного Бахчисарая, Руслан вошел в дом своего старшего брата. Там они сели вместе поесть и выпить, только после чего начался разговор по делу.

Брат Руслана Айдар Сагиев был уже сорока пяти лет от роду. В его зачесанных волосах уже по бокам проступала седина, но его богатырское тело все еще было крепким и сложенным. Руслан всегда стремился быть подобным своему старшему брату, и поэтому во многом так же смог добиться высокого уважения в родном городе. Но привычная выдержка и серьезные взгляд брата сегодня были подменены тревожным волнением, что говорило о том, что у Айдара какие-то проблемы. Руслан уже привык, что у его брата порой возникают крупные проблемы, но тот с ними всегда сам справлялся, а сегодня вот непривычно решил позвать его. Это было странно, но Руслан догадывался, с чем все это могло быть связано. Дело в том, что Айдар помимо того, что он являлся местным депутатам, он также по совместительству был главой местной организации меджлиса – крымских татар радикальных взглядов. Эта организация существовала уже давно, была призвана помогать местным татарам, чем и занималась, но, как считал Руслан, помимо этого во многом старалась конкурировать и даже вытеснять русскоязычное население со своих земель, что Руслан считал неприемлемым. Собственно в этом вопросе взгляды братьев всегда и разнились, от чего Руслан и не состоял в меджлисе, действия которого, как он был уверен до добра, для местных татар, не доведут.

— Слушай Руслан, мне, правда, очень нужна твоя помощь, — напрямую обратился к нему Айдар,- Завтра мы с нашими мужчинами поедем в Симферополь – там намечается большой митинг крымских татар, для того, чтобы парламент Крыма не смог рассмотреть законопроект об отделении крымского полуострова от Украины.

— Даже так? – удивился Руслан, честно до этого не слышав о такой информации.

— Да, именно так, — кивнул брат, — Все очень серьезно и зашло уже слишком далеко. Русские в Крыму начали действовать самостоятельно, не признавая больше киевских властей.

— Не признавая новых киевских властей, — поправил его Руслан, считая, что именно в этой поправке и состоит вся суть рассмотрения крымского парламента об отделении.

— Ну новых властей, ладно, — раздраженно согласился Айдар, — Какая разница? Украина же все равно осталась Украиной. В общем моя задача в том, чтобы не дать парламентариям совершить такую большую ошибку. Завтра мы захватим здание парламента и на этом вопрос об отсоединении будет закрыт. Через недельку другую народ и утихнет.

— Через недельку другую суда приедут все подразделения националистов из Киева, — заметил Руслан, в очередной раз заставив брата нахмурится.

— Тебе-то с этого что? Они приедут проучить этих зарвавшихся русских из антимайдана. Татар не будут трогать – я тебе это гарантирую.

— Откуда же у тебя такая информация брат? – вопросительно поднял бровь Руслан.

Айдар в очередной раз стал хмурится и даже покраснел, но сдержав свой гнев спокойно ответил:

— Поверь мне, знаю. Мне многое известно брат. Но мы ушли от главного. Завтра мне нужна твоя помощь Руслан. Постой отказываться – выслушай до конца. Мне нужно чтобы ты возглавил одну из больших групп нашего крымского меджлиса, в этом деле нам очень помогут, причет не только американское руководство, но и турецкое. Основной костяк уже сюит! Парни там проверенные, но нужен хороший и боевой руководитель, такой как ты. Так, то ты конечно еще молод, но зато уже очень уважаем, поскольку твоего брата очень ценят, как и ценили нашего отца. Поэтому Руслан, хватит уже старых обид и несогласий со мной – будь собой, будь крымским татарином, и возглавь наш народ в трудный час. Татарам нужна твоя помощь, не откажи им.

Руслан задумался, хотя зная хитрый нрав своего брата, он мог поклясться, что тот его решил просто использовать, поскольку на завтра ему нахватает людей. К тому же Руслан не был уверен в том, что мешать крымскому парламенту, принять такое решение будет ошибкой.

«Нет уж, — подумал Руслан, — Здесь точно замешаны не крымские татары, а именно те, кто и помог организовать меджлис, который возглавлял его брат».

— Нет брат, я не пойду, — серьезно ответил Руслан, — Пусть уж лучше Крым отделялся от Украины, чем здесь начнется гражданская война. Не думаю, что если националисты приедут сюда резать русских, они будут молчать. И я не думаю брат, что эта резня не коснется и нашего народа. Тут уж скорее ты сам обманываешься, либо же принял неправильную сторону.

— Как же так? — растерялся Айдар, — Ты же мой брат! Ты должен мне помочь в трудный час…

— А вот так, — пожал плечами Руслан, — Ты пытаешься своими действиями только усугубить этот трудный час. Ты же сам знаешь, как все на само деле обстоит. Тебе же самому если я не ошибаюсь из американского представительства в Крыму приходили деньги с самого образования меджлиса, за то, чтобы ты поддерживал их законопроекты, которые они проталкивали через украинских депутатов, и сам убеждал местных им верить. И вот, скорее всего, ты опять пытаешься им помогать.

— Да ладно, — отмахнулся Айдар, — Ничего особенно я не сделал для этих американских богачей. Просто они платят большие деньги, а наш народ с этого богатеет. Но ничего плохого мы не делаем.

— Знаешь, как говорят брат, — ответил ему на это Руслан, — Ни одна капля не считает себя виноватой в потопе. Задумайся, ты же мудрый человек, как и наш отец.

— Не умничай! – снова стал злиться Айдар на речи своего брата, — Ты просто не понимаешь, что сейчас происходит! Сегодня есть уникальная возможность восстановить историческую справедливость! Мы можем снова вернуть крымский полуостров татарам, благодаря помощи новым властям Украины! Ты только представь себе какая у нас появилась возможность! Снова сделать Крым исключительно татарской землей! Земля предков для татар! Мы изменим мнение о себе и вновь станем, уважаемы во всем Мире! Ведь любой профессиональный историк расскажет, что Крымское ханство славилось вовсе не работорговлей, как об этом принято говорить, а своими искусными ремеслами и культурой! И мы можем снова вернуть себе статус титульной нации на этих землях и вновь начать ими славно руководить, как и некогда наши предки! Разве ты этого не понимаешь Руслан? Ты же тоже мудрый человек, как и наш отец.

Руслан улыбнулся тем что брат решил же подколоть его, тем же оружием. Ну, раз уж Айдар сам решил заговорить на эти темы, то и Руслану было, что ему сказать в ответ, поскольку он прекрасно знал, откуда у брата появились все эти мысли,  и кто ему за них платил:

— А как по мне Айдар, то ты просто пользуешься этими патриотическими воспоминаниями татар, для своих личных целей и для целей своих спонсоров. Вот скажи мне брат — ты зачем татар пугаешь, что если Крым перейдет в Россию, то их всех депортируют в Магадан? Это же неправда. Но я об этом от всех наших уже несколько дней слышу. И все говорят, что это ты им сказал. Зачем ты это делаешь?

Айдар улыбнулся осведомленности брата, и честно ответил ему:

— Пойми же Руслан – такими темпами Крым пойдет на сближение с Россией. Если же Крым станет частью России, то о Крымском ханстве можно забыть навсегда, ведь Россия это же тюрьма народов, забыл? В России мы станем частью этой большой страны и растворимся в ней.

— А вот и нет, — не согласился с ним Руслан, — После русских в России самый многочисленный народ – это татары. И они прекрасно живут с русскими и остальными народами, совсем там и не растворяясь. Так что не сочиняй небылицы о тюрьме народов. Мы с тобой оба родились и выросли в СССР и прекрасно знаем, что это неправда и выдумка Запада.

— Все равно, — отрезал старший брат, — Я не допущу сближения с Россией.

— Но почему?

— Потому что нам не нужен этот путь! – раздраженно ответил Айдар.

— А может дело не в этом? – прищурившись, спросил Руслан.

— Ты к чему клонишь брат? – с недоверием спросил Айдар.

— Мать уже давно мне рассказала, что тебе перечислили большие деньги. Скажи мне, Айдар они от тех о ком я думаю?

Айдар разбито улыбнулся и ответил:

— Ах, мама, вечно она все тебе рассказывает. Да мне снова прислали деньги, но прислали как друзья, которым не безразлична судьба Украины и крымских татар.

— Понятно все, — улыбнулся Руслан, — Твои заокеанские друзья не только купили тебя, но так еще и приказы теперь тебе отдают. А ты, исполняя их замыслы, подставляешь всех крымских татар! Ты об этом не подумал?

— В смысле? Почему это я их подставляю? – не понял он.

— Да потому что они затеяли весь этот балаган, а ты его здесь в Крыму решил поддержать и подбиваешь на это и наш народ.

— Да какая разница кто? Был бы не я, предложили бы другому! – разозлился Айдар, — Мне как лидеру предложили довольно большие деньги, а столько денег Россия мне никогда не даст. А если Крым станет частью России, то денег мне тогда вообще не видать!

— Ты хоть сам слышишь что говоришь? – нахмурился Руслан, — Из-за этих денег прольется кровь.

— Да мне все равно, чья! – продолжил кипятиться от злости Айдар — Главное, что не татарская! Я этого не допущу.

Руслан осуждающе покачал головой.

— Пойми же брат, — немного остыв, снова вернулся к уговорам Айдар, — Впервые у нас появилась возможность поднять статус и уважение к татарам. К тому же, если Украина и дальше будет так трещать по швам, то мы, мы Руслан, возможно, сможем воссоздать некогда богатое и славное государство наших предков.

— Крымское ханство? – с недоверием спросил Руслан.

— Да. И я смогу это сделать, вот увидишь, — серьезно ответил Айдар.

— Ну да, и ты хочешь стать президентом этой земли? – усмехнулся Руслан несбыточным фантазиям брата.

— Вполне возможно, что так и будет, — продолжил верить в свои слова Айдар, — Если меня и дальше будут поддерживать заокеанские друзья, то независимое крымско-татарское государство точно можно будет сделать.

Руслан не удержался и засмеялся:

— Когда это ты брат успел стать из уважаемого всеми татарина стать ребенком? Неужели ты веришь во все эти сказки?

— Я ловлю момент, в отличие от тебя, — не растерявшись, ответил Айдар, чему Руслан в очередной раз засмеялся.

— Ох, прости меня за такие слова Айдар, но ты просто дурак, которым пользуются. Мне жаль тебя.

— Да что ты понимаешь! – взорвался гневом Айдар, — Убирайся прочь из моего дома, если ты вдруг вздумал, как и все поддерживать воссоединение с Россией! Не бывать этому слышишь! Не бывать! Я этого никогда не позволю! И вообще у России с Украиной, через США, были подписаны документы об отказе Украины от ядерного оружия, но при этом Россия обещала не посягать на территориальную целостность Украины!

— Согласен, — уже собираясь выходить из дома брата, ответил ему Руслан, — Но когда подписывались эти соглашения, никто не думал, что спустя несколько десятилетий произойдет государственный переворот устроенный теми же США и правительство станет откровенно проамериканскими марионетками, готовыми по любому их свисту творить все что им скажут, даже идти на чистки против одного из своих регионов, что является прямыми предпосылками к гражданской войне. Поэтому тут у России уже развязанные руки. Или что ты предлагаешь – Америке творить с нашими народами все, что они пожелают? Ты же ведь уже и сам продался, но не все, такие как ты.

— Все, я больше не желаю слышать этих речей! уходи отсюда! — закричал на него Айдар, не желающий больше слушать правду.

— Ты поступаешь не по совести, — выходя из дома, сказал Руслан.

— Я думаю о татарах, — зло произнес брат.

— Нет, ты думаешь о себе, — сказал Руслан и выйдя из дома пошел к своей машине.

Ночь в Бахчисарае была холодной, как и речи Айдара, которые только расстроили Руслана. Кем же он стал? Что с людьми творят деньги.

Айдар уже сел в машину, но не успел завести ее, потому что на улице тоже вышел Айдар и подошел к нему:

— И ты думаешь, этот Сергей Аксенов, который возглавил этих пророссийских глупцов, не продался Кремлю?

— Да опомнись ты! – не удержавшись, все-таки повысил он голос на старшего брата, —  Аксенов не продался, в отличие от тебя Айдар. Аксенов просто человек с глазами – он видит, что сейчас творится, он видит, что благодаря действиям американцев Украиной теперь правят, чуть ли не откровенные нацисты. И нацисты нас ненавидят до всей глубины души и русских-славян и татар-мусульман и многих других славных народов-освободителей, поскольку все мы, эти народы, в свое время кулаком Советского Союза разбили весь фашизм, грозившийся превратить все эти народы в рабов или вовсе их уничтожить. Но фашистам снова позволили возродиться, и вот теперь они попытаются отомстить, отомстить всем нам – они будут уничтожать наши, подчеркиваю — наши народы всеми возможными способами.

Айдар покачал головой и с улыбкой ответил:

— Брат ты как бы сказочником, так и остался, уходи отсюда.

Айдар завел машину и прежде чем уехать, сказал ему в ответ:

— Я хотя бы не продавался другим сказочникам.

 

 

«Никого не любить — это величайший дар, делающий тебя непобедимым, так как никого не любя, ты лишаешься самой страшной боли».
Адольф Гитлер.

 

Отправить ответ

avatar
  Subscribe  
Notify of