Глава 49. Рассказ Министра МВД Украины о Государственном перевороте.

Глава 49. Рассказ Министра МВД Украины о Государственном перевороте.

 

 

 

 

 

 

И вот государственный переворот свершился. Ещё долго не будут известны все детали и подробности этой западной игры на «радость» России. Украинцы же ещё более надолго впадут в неведенье, а на любой реальный факт, они будут плевать, выкрикивая, что это всё проделки Кремля. Что тут сказать – хорошо им промыли мозги западные организаторы цветной революции, потрудились на славу. И вы скажите, что это я тоже выдумал, ведомый пропагандой Кремля? Ну, в отличие, от большинства украинцев, не верящих в то, что майдан был захватом Украины Западом, я же достаточно нашёл фактов, о том, как те же американцы десятки раз развязывали подобные «революции» в массе других государств, и если об этом простые украинцы никогда не слышали, то это, как говорится, уже не моя проблема.

А фактов много, и что самое забавное, все цветные революции, как под копирку одинаковые по своему сценарию – американцы даже не заморачиваются менять стиль захвата стран, поскольку практически каждый раз прокатывает, как и в этот раз. Что уж там говорить даже в России, на Болотной площади, при попытке такого же майдана, люди тоже искренне верили, что они делают что-то хорошее для страны – но организаторы же данного «митинга», прекрасно знали итог – захват власти в стране, а там и всей страны, с последующим её грабежом. Печально это или нет, но это так. Но украинцы в это упорно не верят, что, безусловно, радует захватчиков.

И вот мы все видим итог государственного переворота. Многие тогдашние власти Украины, сразу после госпереворота были вынуждены бежать из страны, чтобы спасти свои жизни и свои семьи. Не сразу их слова донеслись даже до нас, россиян, а чего уж там говорить об украинцах, где все СМИ тотально контролируются. Но нам повезло больше – у нас в руках есть эта книга – она и поможет донести всю необходимую информацию и до украинцев и даже до рядовых европейцев и американцев, дабы они знали, как на самом деле всё устроено, и глядишь, может они всыпят своим властям по первое число, и поставят буянов на место, чтобы они не пакостями России занимались, а своими государствами. Искренне надеюсь, что это поможет.

В этой главе, под отзвуки прошлой главы о «феерически» грязной победе майдана, мы ознакомимся с очень любопытным интервью официального лица Украины – её министром внутренних дел, и узнаем важные подробности, о том, что же там было на самом деле. Итак, приступим:

Видео, в котором прозвучали признания о творившимся в дни победы майдана, были представлены на знаменитой телепередаче Владимира Соловьева – «Вечер с Владимиром Соловьевым», Телеканала «Россия 1», Телекомпании ВГТРК, от 20.02.2017 (можете посмотреть в интернете это видео: «Вечер с Владимиром Соловьевым / 20.02.2017» – всем советую). Отдельное Спасибо Владимиру Рудольфовичу и Телекомпании ВГТРК, за это интервью и в целом за информационный спектр на нашем телевидении.

И пусть мы и немного забегаем вперёд, и со времен 2014 года до 2017 прошло уже немало времени, но информация о майдане от первоисточников, очевидцев и участников с так называемой «проигравшей», «изгнанной» стороны (хотя они попросту обманутая сторона), нисколько не исказилась и не изменилась – и для целостного понимания ситуации необходима, как масса пазлов, которые можно собрать вместе (как вы понимаете, другая сторона конфликта, что и поныне зовётся киевской хунтой, со времён нарушения антикризисного соглашения 21-го февраля с Януковичем, постоянно меняет факты в выгодной для них позиции). Поэтому давайте, скорей, к содержимому:

Владимир Соловьев: — Ровно три года назад, 20-го февраля 2014, в Киеве начали убивать. Снайперы на майдане стреляли и по протестующим и по бойцам спецподразделений. Расследование этого дела до сих пор не завершено, виновные не наказаны. И именно эти события стали переломным моментом всего евромайдана. Сейчас у меня в студии бывший министр внутренних дел Украины – Виталий Захарченко (министр МВД с 2011 по 2014 годы). Он ушёл с этого поста только на следующий день после массового расстрела людей – значит, знает и понимает о произошедшем больше чем многие. Кто ведёт сегодня свои расследования в Киеве, что происходит сегодня и что пошло не так? Вы ведь могли стать Бонапартом, вы могли захватить власть. В этой студии вы отвечали почему не пошли против закона. Но вот сейчас, когда вас уже пытаются судить; уверен, не раз пытались сделать всё возможное, что вас заставить замолчать; что на самом деле произошло три года назад?

Виталий Захарченко: — Три года назад произошёл государственный переворот при поддержке европейских политиков и политиков Соединённых Штатов Америки. Это была планомерная акция, которая проводилась на протяжении нескольких лет. Предшествовали этому события помаранчевой революции – оранжевый майдан. Затем произошла череда определенных событий с так называемой повстании Украины, и закончилось всё финалом, якобы не подписанием акта об Ассоциации с ЕС — на самом деле просто отсрочкой подписания договора о зоне свободной торговли и об Ассоциации. Почему он был отсрочен? Это есть очень важный вопрос, на мой взгляд, на который требуется правильное разъяснение, потому что это есть причина произошедшего на майдане.

С одной стороны были предложены условия крайне неинтересные и невыгодные украинскому народу, о чём и было заявлено в начале 21-го ноября Кабинетом Министров, и заявлено о приостановлении подписания данного документа. И затем Янукович на встрече с европейскими лидерами так же об этом заявил, что необходимо пересмотреть условия Ассоциации, приостановить подписание, и продолжить переговоры.

Вот этот момент был искажён, доведён до украинского народа, и так называемая оппозиция, воспользовавшись этим, вывела народ на площадь.

Владимир Соловьев: — Кто убивал?

Виталий Захарченко: — Владимир, однозначно убивали сами те, которые сегодня расследуют эти преступления. То есть, действующая власть.

Нужно смотреть вглубь вопроса – всегда искать кому это выгодно. Выгодно было тем людям, которые пытались захватить власть.

Владимир Соловьев: — Почему вы на следующий день ушли, после того как пошли убийства? Вы сказали Януковичу: «Дай мне разогнать этих преступников, дай мне защитить моих ребят»? Вам сказали – нет, и вы ушли? Почему?

Виталий Захарченко: — 21-го числа, с утра, поступила информация о том, что готовится штурм правительственного квартала. 20-го числа, после 15:40, я дал команду убрать людей с улицы – завести всех в административные здания и выдать всем огнестрельное оружие.

В это время шли переговоры с представителями европейских дипломатических ведомств. И в этих переговорах принимали участие лидеры так называемой оппозиции, и принимал участие президент Янукович.

Одним из основных вопросов был, который он мне ночью задал, он мне задал вопрос: «Какой бы ты хотел вопрос, чтобы внесли мы в протоколы, которые сейчас будут в скором времени согласованы, парафированы, а затем подписаны?» Я сказал, что наиважнейший вопрос, я считаю, это разоружение майдана, разоружение радикалов.

Владимир Соловьев: — К этому моменту много было оружия на майдане у радикалов?

Виталий Захарченко: — Значит, к этому моменту были захвачены склады воинских частей во Львове, во Львовской области, и это оружие уже было в Киеве. 19-го числа был захват воинских частей, 20-го числа были известные события активизации расстрелов. Но хотя расстрелы, я напомню, продолжались и начинались еще 18-го числа, затем 19-го, и уже 20-е число февраля, это была кульминация расстрелов.

Владимир Соловьев: — Мы говорим, о каком количестве стволов? Десятки? Сотни?

Виталий Захарченко: — Нет. Это тысячи. Это тысячи! Тысячи короткоствольного оружия – пистолетов Макарова – до тысячи стволов. Это сотни автоматов Калашникова. И другие боеприпасы, которые были захвачены.

Владимир Соловьев: — Понятно. И вы говорите Януковичу: — «Надо разоружить майдан»?

Виталий Захарченко: — Да. Этот вопрос был занесен в протоколы. То есть, есть юридический документ того, что данный факт разоружения радикалов подтвержден и записан в протоколы. То есть, подтвержден факт, что они находились с оружием на майдане. И оппозиция обязана была, в соответствии с данными протоколами, разоружить радикалов.

Так вот, 21-го числа, с утра, когда уже фактически основные переговоры с представителями Германии, Франции, Польши закончились и завершились, и уже были у нас на руках документы, еще не подписанные и не парафированы, но уже были напечатаны эти документы, мне поступила информация о том, что на майдане объявлена мобилизация – мобилизация сил майдана. И я дал, соответственно, задание своим подчиненным – установить причину – по какой причине объявлена мобилизация, ведь прошли переговоры? В чем дело? И мне поступает информация о том, что объявлена мобилизация для штурма правительственного квартала.

Я, естественно, данную информацию довел до сведения Януковича, и спросил, что нужно делать, что необходимо делать, с его точки зрения, потому что по закону мы знаем, что нам нужно делать – в случае нападения людей на здания, которые охраняются вооруженными силами правопорядка, мы имеем полное право применять оружие и дальше действовать в соответствии с законом. Но так как не было ранее принято решение, политическое решение, о необходимости применения силы в полном объеме, в отношении митингующих, поэтому я к нему с таким вопросом и обратился.

Он мне задал вопрос: «Будут ли погибшие, в случае если будет такой штурм?». Я объяснил, что естественно, количество предположить тяжело, возможно это будут сотни, возможно, это будут тысячи. Но на майдане на тот момент уже было мобилизовано свыше 10.000 человек. И если бы эти массы людей пошли в наступление на правительственный квартал, естественно, не только были бы раненые но, безусловно, были бы массовые убийства и жертвы.

Владимир Соловьев: — Конечно. А у вас, сколько было «штыков»?

Виталий Захарченко: — Значит, у нас было в зданиях, во всех, порядка 9.000 человек заведено. Но кроме этого из этих 9.000 часть находилась в резерве. Вот такая была дислокация.

Владимир Соловьев: — И вы к этому моменту отдали приказ их вооружить?

Виталий Захарченко: — Значит, я отдал приказ – людей убрать с улицы, так как в их отношении начали применять огнестрельное оружие, прям на майдане. Вынуждены были отступить с майдана. И я дал приказ завести их всех в здания и выдать боевое оружие. Что и было сделано – Киевский главк выдал со своих складов то оружие, которое находилось на вооружение Киевского главка. Я об этом публично выступил по телевидению, и заявил, то есть это не было никакой тайной о том, что произошло вооружение спецподразделений для защиты правительственных зданий.

Владимир Соловьев: — То есть это было как фактор сдерживания. То есть если вы полезете, мы будем вынуждены применить силу.

Виталий Захарченко: — Да, абсолютно верно. Мы об этом заявили. И, тем не менее, не смотря на вот эти предостережения, не смотря на такой фактор сдерживания, который был оглашен всем, лидеры майдана принимают решение идти штурмовать правительственный квартал.

Владимир Соловьев: — К этому моменту еще не подписаны договоренности?

Виталий Захарченко: — Значит, договора не подписаны, но уже фактически они согласованы со всеми сторонами и эти договора у меня уже были на руках. И я когда разговаривал с Виктором Федоровичем Януковичем, я ссылался на этот протокол, и на те пункты, которые были в этом протоколе. По этому протоколу, мы обязаны были вывести войска из правительственного квартала.

Владимир Соловьев: — Но одновременно с этим должно было произойти и разоружение майдана?

Виталий Захарченко: — Конечно. Но, кроме этого был очень важный факт – накануне, 20-го числа, в районе 20-ти часов, Верховная Рада Украины приняла решения, о том, что органы правопорядка должны из правительственного квартала, вывести к местам дислокации, все свои силы – силы внутренних войск. И решение такое было принято голосами свыше, по-моему, трех сот. Голосов было примерно в районе трех сот.

Владимир Соловьев: — А это было в компетенции Верховной Рады?

Виталий Захарченко: — Верховная Рада тогда, превышая свои полномочия, приняла такое решение.

Владимир Соловьев: — То есть, это государственный переворот?

Виталий Захарченко: — Уже состоявшийся 20-го числа.

Владимир Соловьев: — Хм. Иностранные представители на все это смотрят, никак не реагируют, ласково улыбаются?

Виталий Захарченко: — Нет-нет, они не просто смотрят – все дают «ценные» указания Януковичу, как быть, и говорят, все заявляют по очереди: «Вы смотрите, ни в коем случае не применяйте силу».

Мало того, еще 20-го числа вводятся санкции. санкции вводятся против меня в частности, как Министра Внутренних Дел, и ряда еще должностных лиц Украины, как они считают там превышают свои полномочия, превышают силу. Соединенные Штаты Америки напрямую вмешиваются в этот процесс. И идут прямые указания: «Ни в коем случае Януковичу не применять силу». Европейский Союз так же принимал участие…

Владимир Соловьев: — Януковичу звонили из посольства США?

Виталий Захарченко: — Нет, ему звонил Джим Лайден (он же Джо Байден)– я извиняюсь, но ему звонил вице-президент Америки. Как так?

Владимир Соловьев: — Серьезно. Серьезный уровень.

Виталий Захарченко: — Да, который предупреждает и говорит о том, что вы не смейте применять силу.

И сегодня, я знаю, что Янукович готовит письма, готовит эти письма и на имя Трампа, и на имя руководителей европейских государств, в которых разъясняет, что происходило на самом деле, и какие к нему шли обращения со стороны представителей европейских государств. А суть этих европейских обращений, а по сути дела, указаний — как действовать и как не действовать. Это было прямое вмешательство в дела суверенного государства Украина.

Владимир Соловьев: — А Янукович такой был наивный? Такой слабый? Он так им верил?

Виталий Захарченко: — Позиция Януковича очень проста – она была тогда, и не изменилась сейчас – Янукович говорит, о том, что: «Я не принял такого решения – стрелять в собственный народ. Мне все равно, какие это были люди – с Востока Украины или с Запада Украины, я не похож на Тучину (он же Турчинов), который, не задумываясь, начал расстреливать жителей Донбасса». Это его позиция.

Владимир Соловьев: — Хотя, с другой стороны, я понимаю, что я сейчас скажу страшную вещь, но если бы Янукович знал, спустя три года, сколько погибнет жителей Донбасса и какие будут жертвы, вспомнил бы и Одессу, и многих убитых на улицах Киева, я не уверен, что он тогда бы не принял правильного решения, и не восстановил закон и порядок. Но история не имеет сослагательного наклонения. Но вы мне скажите — значит, в какой момент, все-таки подписываются эти договоренности?

Виталий Захарченко: — Конечно. Да, подписываются эти договоренности с так называемой оппозицией.

Владимир Соловьев: — Ваши бойцы еще в помещениях?

Виталий Захарченко: — Да, на тот момент еще находятся в помещениях, абсолютно правильно. В районе 16-ти часов, одновременно с подписанием, бойцы начинают выходить из правительственного квартала.

Владимир Соловьев: — То есть, Янукович дает команду: «Уводи людей»?

Виталий Захарченко: — Значит, я с Януковичем этот вопрос проговариваю, и говорю, что это решение очень серьезное – моего приказа будет недостаточно, этот приказ надо бы продублировать непосредственно самому Виктор Федоровичу. Поскольку это серьезное политическое решение, и его должны воспринять так, что это не Министр МВД отводит войска из правительственного квартала, а на это есть решение, тем более, что он участник переговоров, и эти переговоры закончены и протоколы подписаны.

И, кроме того, я делаю ему предложение – отвести войска на Донбасс. Все войска вывести из правительственного квартала, но вывести их на Донбасс. И он с этим согласился.

Но 21-го числа, в 18.02, в Верховную Раду вносится постановление «Об отстранении Министра Внутренних Дел Захарченко от исполнения обязанностей». И Верховная Рада голосует – 332 голоса ЗА отстранение Захарченко, и перехватывают командование, и отвод войск не осуществляется из Киева.

Владимир Соловьев: — А кто разоружил ребят?

Виталий Захарченко: — Значит, по закону, в отсутствии Министра Внутренних Дел, исполняет обязанности его первый заместитель. Первый заместитель – Дубовик, он был на тот момент и начал исполнять обязанности Министра Внутренних Дел, и соответственно все команды происходили от него.

Владимир Соловьев: — Янукович позвонил, сказал вам хоть что-то? Он в этот момент был где? Он уже сбежал или еще был там?

Виталий Захарченко: — Нет-нет, он еще находился в Киеве. У нас была такая договоренность, что я выдвигаюсь на Донбасс, обеспечиваю логистику для всех, кто будут туда выходить, для войск, выводят войска туда командующими внутренними войсками.

Владимир Соловьев: — Вы понимали, что ребятам будут мстить?

Виталий Захарченко: — Конечно. Конечно.

Владимир Соловьев: — Почему на Донбасс?

Виталий Захарченко: — Мы понимали так, что у нас есть легитимный президент Янукович, который прибудет на Донбасс и на Донбассе будут войска, и там мы обеспечиваем конституционно избранного президента и ведем дальнейшие переговоры.

У меня, лично у меня не было сомнений, что вот эти принятые протоколы выполнятся, не будут, потому что они стали сразу же нарушаться, еще 21-го числа до их подписания.

Зачем им нужен был штурм? Они хотели все возложить на представителей правопорядка – все, что они сделали, расстрелы всех людей 18-го, 19-го, 20-го чисел, все эти расстрелы, как правоохранителей, так и людей, которые погибли со стороны майдана – возложить эту ответственность на правоохранителей, смыть все кровью, большим кровопролитием  21-го числа.

Владимир Соловьев: — И они, поэтому пошли убивать Януковича?

Виталий Захарченко: — Янукович им не нужен был, я считаю, просто как свидетель в принципе. Технология не предусматривала того, что Янукович останется жив. Мне так кажется. Ну, например, если посмотреть события, которые происходили в Северной Африке – Ливия, и так далее там все конфликты, которые есть – из правителей в живых никого не осталось.

Владимир Соловьев: — Но Янукович почувствовал то, что надо уходить – как ему удалось сбежать? Когда он понял, что все, что его западные «партнеры» его сдали? Байден (Джим Лайден) же ему не позвонил, и не сказал: «Федорович, беги». Этого же не было: «Тебя идут убивать»?

Виталий Захарченко: — Нет, конечно. Я думаю, что Янукович почувствовал это тогда, когда он перемещался из Киева в Харьков, и из Харькова летел на Донбасс.

Владимир Соловьев: — Это уже потом, но почему он вдруг решил уйти из Киева? Вроде там «гаранты», там американское посольство?

Виталий Захарченко: — Не, смотрите, майдан мобилизовали и отправили в Межигорье, в его резиденцию, где он проживал – туда выдвинулось большое очень количество, порядка 14-15 тысяч человек на автомобилях. И уже я говорю, что на руках было большое количество оружия, и поэтому ехали они туда, и у нас была полная информация, что они едут туда не просто так, поздороваться с Януковичем, или осмотреть, как он живет в Межигорье. То есть, ехали однозначно – растерзать и все.

Владимир Соловьев: — Как вам удалось спастись?

Виталий Захарченко: — А я говорю, что я с Януковичем 21-го числа по телефону проговорил порядок отвода войск на Донбасс, и порядок моего выезда на Донбасс. Я самостоятельно, с небольшой группой, выехал – проехал через баррикады, для меня это было даже удивительно, но мы легко проехали – нас просто усмотрели.

Владимир Соловьев: — Потом вас не пытались ликвидировать?

Виталий Захарченко: — Потом?

Владимир Соловьев: — Да, потом, вас пытались убить?

Виталий Захарченко: — Нет, меня не пытались убить, но на Донбассе была ситуация довольно сложная, когда мы туда прибыли и когда туда прибыл Янукович. Тогда от Януковича я получил команду покидать Донбасс, то это, конечно, была ситуация для меня неожиданная, скажем так, и довольно критичная, потому что я понимал, что даже на Донбассе, не моей Родине, у меня сегодня нет поддержки. И за нами уже шла просто охота, преследование и это подтвердилось затем в Крыму, куда мы тоже с ним прибыли, с Януковичем, и в Крым прибыли Аваков (он же Акваков), Турчинов (Тучина), Наливайченко с группой людей для нашего физического уничтожения.

Владимир Соловьев: — Почему у них не получилось уничтожить?

Виталий Захарченко: — Я получил приказ, вместе с Януковичем, отходить из Крыма.

Владимир Соловьев: — Я вот слушаю, и это звучит как история, которая не могла произойти. Ну казалось бы – центр Европы. Ни Африка Северная. Ни какой-нибудь диктаторский режим Юго-Восточной Азии. Байден звонит, все разговаривают… Кто-нибудь из тех людей кто выступал гарантом, что-нибудь потом сделали, чтобы осудить, стабилизировать ситуацию? Это же известные европейские политики.

Виталий Захарченко: — Я вам приведу конкретный пример. Смотрите, было захвачено 11 областных администраций в январе месяце 2014-го с 23-го по 27-е число января. И по всем фактам, высказывания были только однозначны: «Ни в коем случае не трогать людей, которые захватывают администрации».

Когда же на Донбассе местные захватили Луганскую администрацию, их тут же объявили сепаратистами, и против них применили тут же всю силу, вплоть до самолетов-бомбардировщиков, которые бомбили эту администрацию (известный случай с якобы взорвавшимся кондиционером на администрации города, по мнению «украинских СМИ»). И тогда, при бомбежке Луганской администрации, все западные «цивилизаторы» высказались однозначно, что: «Это сепаратисты! И власть правильно делает для того, чтобы эти сепаратистские движения прекратить!». (Вот они лицемерные двойные стандарты Запада).

Владимир Соловьев: — Какие отношения были между Порошенко (он же Поросенко) и Янковичем?

Виталий Захарченко: — Вы знаете, я их личных отношений не знаю. Я знаю, что Порошенко был министром в правительстве Николая Яновича Азарова – министром экономики.

Владимир Соловьев: — Так что за развал экономики при Януковиче, президент Порошенко, может обвинять министра Порошенко?

Виталий Захарченко: — Абсолютно правильно. Мало того, президент, точнее министр Порошенко, может обвинять и себя за то, что такую Ассоциацию он подготовил. Потому что министерство экономики как раз и отвечало за подготовку Ассоциации.

Владимир Соловьев: — За то, что подготовил такую Ассоциацию, и получил президентскую должность. Выполнил задачу.

Виталий Захарченко: — Да, абсолютно точно.

Владимир Соловьев: — И в самом конце – сейчас, когда вы видите то, что происходит в Киеве, опять, вежливо говоря, неспокойно – нам объясните, что там на самом деле? Что-то серьезное? Или пауки в банке?

Виталий Захарченко: — Пауки в банке. Я думаю, что идет сценарий, который в принципе был предсказуем – я об этом сценарии говорил еще в 2014-м году, о том, что рано или поздно вот эта власть, которая незаконно узурпировав, осуществила государственный переворот, они не смогут на штыках долго продержаться. На штыках можно прийти к власти – сидеть неудобно, как говорил один известный герой.

Так вот их обязательно надо менять. Вопрос только в том, менять на кого? И как менять? Дело в том, что если их поменять совершенно радикально и дать возможность каким-то силам левым, например, которых сегодня загнали, и их просто не существует в политике Украины, то те люди, когда придут к власти, то начнут объективно разбираться в тех событиях, которые произошли: «Кто же виноват?», «Что же произошло?», «Что дальше делать?», «Почему такое долгое время никто не расследовал объективно те события?», и так далее. И соответственно надо поменять на каких-то более менее подходящих, потому что придется протянуть причинно-следственные логические цепочки: «А кто содействовал этому перевороту?», «А почему он вообще осуществился?», и так далее.

Поэтому те силы, которые стоят за нынешними «властями», они разыгрывают сценарий другой. Они считают, что правильнее создать некую широкую коалицию, в которую надо привлечь часть оппозиционеров. Оппозиционеры, которые сегодня так называемый оппозиционный блок на Украине, в него входят известные лица, в принципе всем известные: это и Левочкин Сергей Владимирович – это группа Дмитрия Фирташа, который был главой Администрации президента Виктора Федоровича Януковича; и Борис Колесников; и Ринат Ахметов; и Бойко Юрий Анатольевич. И вот они сегодня ведут переговоры с теми людьми, которые входят так же в Верховную Раду, но с того лагеря, который изначально был коалицией, но потом от коалиции тоже отошел. Это та же Тимошенко, прежде всего (она же Тамошенко), Наливайченко (агент американских спецслужб), это люди, которые имеют определенные связи с Соединенными Штатами Америки, прежде всего с диаспорой украинской, которая проживает и в Штатах и в Канаде. Вот они поддерживают с ними отношения и думают, как же устроить некую новую широкую коалицию, которая смогла бы дальше проводить ту политику, которая выгодна будет, прежде всего, Соединенным Штатам Америки.

Владимир Соловьев: — То есть и сейчас иностранный след и в этой заново строящейся коалиции?

Виталий Захарченко: — Обязательно.

Владимир Соловьев: — И из-за этого идёт обострение во внутренней политике Украины и вообще в политике?

Виталий Захарченко: — Обязательно. И обострение, которое происходит не только в политике, но происходят и на Донбассе, о чем я говорил, всем известное, это происходит именно поэтому. Это моя точка зрения.

Владимир Соловьев: — Очень интересно, притом как я понимаю – играет еще старая американская команда («товарища» Обламы). И еще команда Трампа не успела унаследовать бразды правления.

Виталий Захарченко: — Конечно. И это очень важный вопрос. Вы правильно говорите, потому что они не хотят потерять эти рычаги управления, поэтому они втягивают сейчас в эту игру и новую команду, для того, чтобы тоже их повязать вот теми событиями, которые происходили (втянуть в эту безумную «игру» против России, продолжая издеваться над Украиной).

Владимир Соловьев: — Очень любопытно. Вот прям такой детектив. Но правду получается не найти, потому что оказывается, что в перевороте, который произошел на Украине впрямую задействованы крупнейшие американские и европейские политики.

Виталий Захарченко: — Конечно.

Владимир Соловьев: — Поэтому смешно, когда их пытаются использовать в качестве беспристрастных судей, чтобы они сказали: «А вот, как же дальше быть?».

Виталий Захарченко: — Я думаю, здесь вопрос больше стоит не в том, что они сами на себя скажут, что: «Да, действительно, мы заблуждались, были неправы, на нас там влияла оппозиция того времени, которая потом захватила власть», безусловно нет. Здесь больше вопрос все-таки на европейскую общественность, на СМИ, на формирование точки зрения, на донесения правды того, что произошло. Мне кажется – это основное направление, которое должно сегодня быть. И, безусловно, апеллировать необходимо к тем, кто слышит, и кто понимает. Поэтому моя точка зрения всегда была, что апелляция должна идти в Российской Федерации, здесь слышать должны, расследовать дела, суды должны здесь происходить и так далее. Нужно искать новую площадку международных судов и международных трибуналов. Необходимо привлекать специалистов и экспертов, тех, кто хотят, действительно объективно разобраться, в том числе и европейцев, кто хочет объективно разобраться в тех событиях, которые произошли на Украине.

Я вам хочу сказать – я, будучи министром, я как-то вам вспоминал, что в 2012-м году мы проводили Еврочемпионат по футболу в Киеве. Так вот во время проведения Еврочемпионата по футболу, было полностью проинвентаризирована, отчасти поменяна, заменена, усовершенствована система видеонаблюдения в городе Киеве. И эти средства коммуникации были все оставлены. Мы когда покинули Киев – все средства находились у тех, кто пришел к власти. И расследовать данные факты можно было бы очень просто – просто сняв объективно всю информацию с этих камер видеонаблюдения. Эти камеры позволяли настолько приблизить, что даже позволяли рассмотреть часы на руке у человека, которого необходимо было рассмотреть. И это был действительно такой случай – мне лично показывали, как это работает – через эти камеры, мне показывали, как воры хотели украсть будильник у заезжего любителя футбола. Он оказался англичанином и у него хотели украсть часы – так камеры даже рассмотрели какие часы были у нег она руке ,какой марки.

Поэтому вопрос объективности и желания разобраться в руках тех, кто расследует эти преступления.

Но я хочу еще вам сказать одно, один тезис – сегодня подталкивают правоохранителей, следователей, прокуроров идти на сделку с своей совестью, и на нарушение закона – это плохо для них закончится.

Владимир Соловьев: — Спасибо.

 

Данное видео вы можете для полного ознакомления посмотреть лично в интернете под названием: «Вечер с Владимиром Соловьевым / 20.02.2017» – всем советую.

 

Вот, вкратце, словами бывшего Министра МВД Украины, вы и увидели, к чему приведет вся эта свистопляска с захватом власти через три года – ни к чему хорошему. И мне кажется, я начал понимать, почему Россия не вмешалась силовым путем на Украину, и не снесла к чертовой матери весь этот проамериканский режим – Россия впервые позволила всем этим националистам, фашистам, «западным воздыхателям», предателям, диссидентам, бандеровцам, оуновцам, ненавистникам всего русского и советского, и прочей нечестии, веками мечтавшей об этой земле, дорваться к власти над ней, наесться властью всласть, перебеситься по максимуму, показать себя во всей красе, как они всегда и мечтали, явить свое истинное лицо и… все это будет происходить на глазах украинского народа, который рано или поздно этим «хероям Украины», а по сути, бесам, твердо скажет – хватит, и подобную мерзость изгонят сами и больше уже никогда не допустят к власти ни на Украине, ни более вообще на территориях постсоветского пространства. Россия теперь, как и мудрый Китай – никуда не торопится. Спросите, а почему тогда Россия помогла Крыму? А потому что Крым самоопределился и уже как независимое государство пришел к России. Украинцы же пока не то, что не самоопределились – они до сих пор еще не понимают, что их захватили.

 

 

 

«Через час после подписания антикризисных договоренностей Януковича с оппозицией начался штурм Кабинета Министров. Через полтора часа после подписания начался штурм Верховного Совета – то есть, силовой, вооруженный захват. Где-то через 2 часа начался штурм Администрации Президента».

Андрей Клюев, Глава Администрации Президента Украины Януковича.

 

«В прямом эфире Янукович жаловался, что я хотел его уничтожить, захватив его вертолёт. Правда заключалась в том, что я действительно пытался его поймать и привезти в Киев. Дело в том, что возник юридический казус: нашим законодательством не предусмотрено, что президент может убежать. Согласно Конституции он может умереть, может заболеть, сойти с ума, и его могут признать недееспособным, может сам подать в отставку. Но понятие «беглый президент» в Конституции нет. Поэтому мне было важно поймать и доставить в Киев Януковича. Я бы нашел «аргументы», чтобы убедить его написать заявление о добровольной отставке, и затем отправил бы в Лукьяновское СИЗО, где он бы ожидал «справедливого» приговора суда за свои «преступления». Была ещё одна серьёзная опасность – он мог сесть в любом восточном регионе страны и заявить о переносе туда своей администрации. Я смог заблокировать его вылет за пределы страны и заставил посадить вертолёт. Он с охраной пересел на машины и отправился в Крым. Мы и там пытались его перехватить. Для этого я самолётом отправил в Крым Аквакова (Авакова) и Наливайченко (американского агента ЦРУ) с небольшой группой добровольцев из спецназа. Но они не смогли его выковырять оттуда».

Александр Тучина (Турчинов), исполняющий обязанности президента Украины после захвата страны. (Признание об охоте на Януковича прозвучало только 28.02.17.)

 

«Украина понад усе? И на этом усе – конец украинской истории, её адекватной части. Доскакались хлопчики. Дюже вильно разгулялись вы».

Дмитрий Lucky-DAF Федосов.

 

«Как скакали на майдане!

Так скакали, что от скока отломалась часть страны!

А в итоге что сказали?

Что виновны москали!» 😉

Дмитрий Lucky-DAF Федосов.

 

«Простой итог майдана: Народ не прогнал диктатора – народ привёл диктаторов».

Дмитрий Lucky-DAF Федосов.

 

«Украина так радовалась западному госперевороту у себя. А радовалась, поскольку не знала результатов и думала, что из неё сделают подобие Германии. Увы, не сделают – если вы хотите посмотреть на конечные результаты западного госпереворота, то посмотрите на разрушенную и разграбленную Ливию, наводнённую бандитскими группировками».

Дмитрий Lucky-DAF Федосов.

 

«Никто в России не говорит, что украинцы фашисты. «Власть», которая пришла после майдана на Украине имеет откровенный профашистский путь по ущемлению и истреблению населения Украины, и ко всему ещё и поддерживающие возрождающиеся бандеровские силы там же. Вот эту «власть» на Украине и зовут фашистской, а рядовой украинский народ – их заложники».

Дмитрий Lucky-DAF Федосов.

 

«Россия не оскорбляет Украину – Россия показывает, что Украина оскорбила сама себя».

Дмитрий Lucky-DAF Федосов.

 

Отправить ответ

avatar
  Subscribe  
Notify of