Глава 39. Корсуньский погром или первый «звоночек» для Крыма.  

Глава 39. Корсуньский погром или первый «звоночек» для Крыма.

 

Украина

Близ города Корсунь-Шевченковский

20 Февраля 2014 год

 

 

До сих пор еще на улицах Киева раздавались звуки снайперских выстрелов, но те люди, которые приехали в столицу на настоящий мирный протест, больше не могли там оставаться и рисковать попасть под не щадящие пули безвестных убийц. Настоящие мирные протестующие, быстро собрались и поехали домой, прекрасно предчувствуя, что переход к таким основательным действиям как стрельба по своим и по чужим несет очень грозное знамение для всей Украины. Кто-то явно хотел этих жертв, кому-то нужна была вся эта кровь, и те, кто это сделал, скорее всего, не собирались останавливаться на достигнутом, а кровавая бойня была лишь очередным звеном в некоем продуманном плане захвата Украины.

Изначально около пятисот жителей Крыма в основном из Симферополя и Севастополя прибыли в Киев на антимайдан чтобы продемонстрировать свою поддержку действующей государственной власти в лице президента Януковича. Эти люди трезво понимали, что происходит в Киеве и к чему стремится оппозиция, подначивая майданщиков на решительные действия против государства. Но, к сожалению, адекватные крымчане так и не были услышаны. И в связи с усилившимися убийствами и откровенными угрозами расправы, поступающими от правого сектора и не только, крымчане были вынуждены уехать из тревожной столицы.

Ездили же на антимайдан крымчане довольно часто вопреки работе и учебе, чтобы высказывать там свой законный протест усилившимся настроениям уличных беспорядков и бессовестного разгула антигосударственных настроений продажной оппозиции. Но в этот раз они поняли, что теперь на улицах Киева происходят уже не шумные демонстрации, а откровенный вооруженный захват власти.

Риск для жизни был уже не только не шуточным, а даже вполне ощутимым: при отъезде мирных демонстрантов антимайда на агрессивно с грубой руганью закидали световыми и шумовыми гранатами, и обошлось без жертв, только потому, что, защищая граждан от майданщиков, стеной стал Беркут и сам пострадал от этих гранат, но защитил людей. Напоследок на грузившихся крымчан напал полуголый, весь обрисованный в сине-желтые цвета флага Украины, бешеный пьяный украинский казак. Опьяненный псевдопатриот достал настоящую шашку и с лозунгами «Убивай москалей!» бросился на людей и стал беспощадно рубить их этой шашкой. Спасло людей только то, что он был сильно пьян, и ему не хватило сил, чтобы кого-нибудь убить, но прежде чем его скрутили и сдали милиции, он все же успел довольно сильно порезать несколько человек.

Все это уже было настолько опасно, что в дальнейшем людей из антимайдана могли действительно безжалостно порвать, и это уже бы случилось, если бы не подразделения Беркута. Люди спасались от агрессивных националистов и спешно уезжали домой, и так сейчас было везде по всей Украине. Таким образом, получается, что три-четыре тысячи крайне агрессивных националистов майдана, уже запугивали всю страну и угрозами в расправе для всех, не только напугали всех адекватных мирных жителей Украины, но и все больше подминали под себя и саму Украину. Майдан постепенно раскрывал глаза даже своим обманутым майданщикам-киевлянам которые тысячами выходили на якобы «мирный протест», но теперь уже и они видели, что они не просто на просто помогают фашистам захватить власть, а теперь если кто-нибудь что-то посмел бы сказать националистам правого сектора, то таким бы тут же вырезали языки и закапали бы где-нибудь в посадке близ Киева. И это действительно были самые настоящие фашисты, и многие могут это подтвердить, поскольку лично видели, как по всему майдану неприкрыто стали появляться флаги с нацистской символикой гитлеровского подразделения «СС» – символ, состоящий из двух молний. Но в новостях все так же всю Украину кормили величественными и славными призывами к освобождению. Освобождению от чего? От мирной жизни и настоящей свободы? Получается что так, и крымчане приехавшие на антимайдан в Киев знали это, но, к сожалению, в продажных СМИ музыку заказывает только тот, кто за все платит, а что такое правда украинские телеканалы отродясь и не знали, поскольку изначально создавались олигархами для своих целей по одурачиванию украинцев.

В общем, насмотревшись на эту беснующую заразу, имя которому майдан, и в особенности увидев как беспощадно снайперские пули стали убивать всех кого можно в Киеве, крымчане собрались и сев в восемь автобусов отправились домой, обратно в Крым. Как ни печально, но уже ни мнение президента страны, ни мнение полуострова Крым совершенно иное от мнения Евромайдана совсем не учитывалась. Украина была опьянена новой правдой, которую им с большим творческим успехом писали, а затем и раздавали в виде зеленых бумажек в посольстве США.

В тот день Киев, охваченный страшным черным дымом от пожарищ майдана, в которых жгли автомобильные покрышки и будущее своей страны,покинули около четырехсот человек и на восьми автобусах спешно поехали домой.

Игорь, молодой двадцатилетний парень и большой активист антимайдана, продвигающего мир на Украине, был в одном из этих автобусов и многое он успел увидеть, пока был в столице. Казалось, что люди просто не осознавали того, что они там творили. И майданщики, совершенно не сомневаясь, заявляли, что станут частью Европы. Но подобные варварские действия творились в Европе в полной силе во времена Средневековья, а потом как-то поутихли, и со временем действительно пришел мир. Украинские радикалы же почему-то решили пойти по обратному пути – от мира к средневековым погромам. Неужели они, правда, верили, что в итоге они станут частью Евросоюза с таким балом маскарадом настоящих монстров и нацистов?

Во втором автобусе, вместе с Игорем ехал и Александр Бочкарев — ответственный за организацию антимайдана. Бочкарев мужиком был правильным и призывал людей к мирным протестам стараясь не набить морды молодчикам из правого сектора, как этого хотели многие украинцы, а все же попытаться поговорить с ними, успокоить их, попробовать примириться и если повезет с миром разойтись по домам. Но правый сектор изо дня в день становился лишь сильнее и сильнее, и слушать простых граждан он уже не желал.

Возвращаясь домой, Бочкарев разговаривал с ребятами и Игорь слышал, как тот, покачав головой, подвел общий итог всего майдана, и отчасти Игорь с ним был полностью согласен:

— Все это кровопролитие было нужно для того, чтобы захватить власть и сделать какое-то другое государство. Об интересах Украины не идет и речи. Нашу страну захватывает и подминает под себя Америка. И теперь можно даже не сомневаться, что после Киева националисты правого сектора возьмутся за Крым, поскольку там более всего этнических русских. Дальше идеологические чистки пойдут в Одессе, Донбассе, Луганске, Харькове… Сегодня ребята, мы наблюдаем закат так и не успевшей расцвести Украины.

Путь домой, как оказалось, не был таким уж простым, как им показалось до этого. Уже ближе к вечеру на полпути домой к ним подъехали милицейские машины и в короткой остановке правоохранители сообщили, что впереди автотрассы дорогу автобусам перегадили националисты правого сектора. И поэтому, чтобы объехать эти националистические блокпосты, украинская милиция предложила проехать автобусам по объезду, и так же настояли лично сопроводить колонну автобусов на своих патрульных машинах. И ничего не подозревающие крымчане, согласились на эту любезность со стороны милиции.

Все происходило на первый взгляд и многие мирные демонстранты ни о чем не догадываясь, либо общались на извечные политические темы, либо пели песни, либо просто спали, отдыхая перед работой, которая их ожидала дома. Проехав с милицией еще около часа те завели колонну автобусов в объездное место недалеко от города Корсунь-Шевченковский в Черкасской области. И прямо посреди полей и маленьких поселков дорогу колонне автобусов перекрыли машины и поваленные на дорогу деревья.Милиция завела крымчан в настоящую засаду, причем прижав колонну своими машинами сзади, тем самым блокировав пути к отступлению.

За машинами полиции тут же подъехали еще машины, которые быстро повыскакивали из ближайших местных поселков. И теперь из всех этих машин и спереди и сзади быстро стали выходить парни в масках и с битами в руках.Нашивки на их плечах не скрывали их происхождения – правый сектор. Все происходило стремительно быстро, поскольку это была самая настоящая атака.

Игорь, как и остальные люди в автобусах не сразу смогли разглядеть, что там происходит и почему остановились автобусы, но очень скоро все они осознали, что милиция завезла их в настоящую засаду к, пожалуй, самым опасным бандитам майдана, к правому сектору, нацистские взгляды, которых в первую очередь видели вражду в мирных действиях антимайдана.

События происходили очень быстро и многие люди не сразу проснулись, а проснувшись не сразу сообразили, что вообще происходит.

Тем временем националисты, быстро подбежав к колонне, тут же стали яростно бить автобусы битами и ногами подняв большой шум по всей округе, а потом продолжили свое дело, начав, что есть силы лупить и по окнам машин, от чего в автобусе, где сидел Игорь, тут же началась паника среди молодых людей. Они поняли, что их загнали в страшную ловушку, и участь их теперь может стать совсем незавидной. Ко всему радикалы все прибывали и прибывали, и беглым взглядом по сторонам Игорь насчитал только возле их автобуса около двадцати черно-красных, а всего же их было несколько сотен подготовленных и разгоряченных парней и девушек готовых на все.

Александр Бочкарев стал пытаться успокоить напуганных крымчан:

— Успокойтесь, они просто пытаются нас напугать! Ребята спокойно, не будут же они на нас нападать? Мы же ничего плохого им не сделали!

Но его уговоры не особенно успокоили перепуганных людей. Поэтому Бочкарев попытался было открыть форточку окна и попытаться поговорить с горячими парнями, но как только он приоткрыл эту бедную форточку по тому месту пытаясь достать и до Бочкарева с удвоенной яростью стали молотить битами разбивая стекло и вдавливая его вовнутрь автобуса.

В этот момент, Игорь смог разглядеть глаза нападающих, которые все же можно было еще рассмотреть в начинающихся сумерках. Эти глаза Игорь уже видел, когда ходил с отцом и с дедом на охоту, и хотя он был еще молодым охотником, но волчьи глаза он, увидев однажды, уже не спутает ни с чем. Глаза их были налиты яростью и злостью. Эти парни заочно ненавидели их как своих самых лютых врагов, хотя люди в этих автобусах им ничего не сделали. Но как бы ни пытался прямо сейчас до них докричаться Бочкарев, пытаясь успокоить и поговорить их, но от этого их волчьи глаза разгорались еще большим голодным блеском. Так же Игорь вполне отчетливо в тех же глазах атакующих увидел характерную красноту – такое бывает, когда люди находятся в состоянии алкогольного и наркотического опьянения. В принципе их агрессивные действия во многом могли быть преумножены благодаря алкоголю и наркотикам, и они это вполне доказывали на деле.

Автобусы продолжали сильно молотить палками, и нападающие будто бы и не собирались останавливаться. Игорь и все остальные люди, находящиеся в автобусе просто не знали, что и делать. Тоже самое творилось и в остальных семи автобусах.

Водители стали давать по газам, чтобы попытаться вывести автобусы из этой засады, но националисты были готовы к подобным действиям. Тут же подбежали молодчики с острыми кольями и пробили все колеса у автобусов. А на лобовые стекла водителей,быстро подбежали девушки и выплеснули из банок жидкий желтый клей, после чего через него уже ничего не было видно впереди.

Но водители даже после этого не перестали пытаться выехать из этого начинающегося ада, но все остальные автобусы буксовали на пробитых шинах, ожидая, когда первый автобус поедет напролом и, растолкав бревна и машины, расчистит путь и всем остальным. И плевать уже было, что лобовые стекла были залиты клеем – главное сейчас просто ехать вперед по дороге, а там чуть отъехав можно и выбить стекло ногой, Бог с ним – главное людей уберечь.

Националисты предвидели и этот ход действий. Поэтому произошло следующее, то чего не видел Игорь, поскольку он был во втором автобусе, а это происходило впереди первого. В эту самую секунду водитель первого автобуса пытался на спущенных колесах начать хотя бы потихоньку но уехать, ведь даже набрав небольшую скорость, мощи автобуса должно хватило бы для того, чтобы снести впереди стоящие легковушки боевиков. Но он не успел это сделать, поскольку в то же самое время, из одной из этих самых легковушек впереди него, медленно вышел человек с ружьем в руках.

Этот человек медленно пошел в сторону автобуса, в то же время, примиряясь голове с тем, что он собирался сейчас сделать. Лицо его исказила гримаса ненависти и отвращения после того как он довольно быстро смирился с задуманным. Он шел делать это осознанно. Он размеренно подошел вплотную к лобовому стеклу автобуса, который вот-вот уже и готов был сорваться с места. Но этого не произошло, поскольку этот «человек» подойдя в упор,взвел свое ружье и хорошо прицелился прямо в то место где сидел водитель. Сквозь частично залитое клеем и частично разбитое стекло они встретились взглядами, водитель поднял руки вверх, но того с ружьем это совсем не остановило. По всей округе помимо постоянного грохота от автобусов по которым колотили дубина, раздался шумный огнестрельный выстрел. «Человек» с ружьем выстрелил прямо в водителя автобуса,тем самым остановив первый автобус и заблокировав за ним все остальные. Капкан закрылся. А мужик перезарядил ружье и пошел дальше вдоль автобуса продолжая стрелять в окна, чтобы никто не посмел занять места мертвого водителя и все же попытаться освободить колонну.

Игорь не увидел, как палил по первому автобусу человек с ружьем, но помимо того, что он изрешетил весь автобус, многих ранил в ноги и туловище, и так же застрелил еще одного ни в чем неповинного человека просунув ружье в разбитое окно и пальнув тому в упор прямо в голову, когда тот пытался укрыться присев под сидения автобуса. Теперь безжалостно застреленных крымчан было уже двое.

После этого, с риском для жизни из первого автобуса вышел с поднятыми руками старший автоколонны Роман Яковлев который понимал, что им все же придется попытаться начать диалог с этими извергами.

Он вышел из автобуса и громко сказал ухмыляющимся бандитам:

— Мы же вам ничего не сделали. Ребята, зачем вы это все творите?

Но вместо ответа он тут же ударом с ноги в спину был повален на землю, а после его подняли и, поставив на колени стали несколько раз сильно ударили по лицу. После этого националисты приказали всем остальным людям находящимся в автобусах немедленно выйти на «честный суд» над  ними. Но увидев, как избили Яковлева, напуганные люди замешкались, и тогда националисты продолжили жестоко разбивать стекла и силой вытаскивать из первого автобуса ни в чем не повинных людей, которым, по сути, не нравился только лишь беспорядок который наводил на Украине майдан. Но теперь простым гражданам видимо запрещалось иметь свое мнение, а кто все-таки имел, непременно повстречает подобных людей с битами.

Людей, которых вытащили из первого автобуса, выкидывали оттуда как ненужные вещи и бросали в придорожную канаву. И уже на обочине их всех тут же стали избивать и ставить на колени. На очереди были все остальные автобусы.

Националисты продолжали лупить битами по остальным семи автобусам, где люди заблокировали двери и не хотели выходить. Но правосеки никуда не спешили, они все били и били по автобусам как по консервным банкам своими битами и при этом выкрикивать самые разные угрозы и маты людям в автобусе. Они кричали им, чтобы те молились, потому что это их последний день и завтра они уже не увидят.

Игорь тоже все это слышал, и ему было страшно, так же как и всем. Но ничего предпринять или поговорить с нападавшими никак не получалось, поскольку те были настольно яростно настроенными, что выскочи сейчас в окно и тебя забьют битами тут же, как и их автобус.

И тут у второго автобуса, где сидел Игорь, буйные нападающие сзади открыли крышку и, обнажив моторное отделение, тут же закидали его коктейлями Молотова, от чего уже в скором времени стал разгораться весь автобус. Языки пламени быстро стали проникать из под полы в сам автобус и резиновый пол под ногами крымчан в прямом смысле слова начал плавиться и гореть. Все внутри стало заполняться дымом. Но напуганные люди все еще боялись даже подняться, поскольку по автобусу все еще колотили битами, а по окнам теперь тоже периодически стали стрелять. В какой-то момент у Игоря в голове промелькнула мысль, что это конец. И возможно так бы оно и было, если бы ни одна из девушек в этом автобусе – она стала в полный рост, подняв руки вверх и громко крикнув нападающим: «Все, хватит, мы сдаемся, выпустите нас».

Правосеки всё же немного подумали над просьбой девушки, особенно над тем стоит ли их выпускать, или все же заблокировав двери, так и спалить в этом автобусе, но затем один крупный парень, явно главарь, махнул своим рукой и те, открыв дверь автобуса стали выводить всех из уже прилично разгоревшегося автобуса.

Игорь вместе с остальными быстро покинул горящий автобус, бросив свои вещи – сейчас главное было жизнь уберечь.

Но снаружи оказалось тоже совсем не легче чем внутри горящего автобуса: люди быстро выскакивали из машины, а националистам только это и было нужно – мирных демонстрантов тут же стали избивать палками и с силой бросать в овраг, у дороги тут же измазав их всех в дорожной пыли. Игорь теперь так же был среди них отправленный на землю ударом под коленку и теперь жестко поставленный на колени.

Так же вынуждено, на встречу бандита, повыскакивали люди еще из двух автобусов, которые так же подожгли коктейлями Молотова, и предвечерних сумерках над горящими машинами стало подниматься высокое пламя огня и едкого дыма. Всех крымчан выскочивших из полыхающих машин ожидала одна и та же участь – их начинали бить, валили на землю, а потом сталкивали на обочину дороги.

Из остальных пока еще не подожженных автобусов люди не спешили выходить, но по тем машинам не прекращая били как отбойными молотками, националисты с битами, и время сдачи людей оставалось крайне небольшим. Моральное давление на захваченных крымчан было просто колоссальным, не говоря уже о том, что им предстояло пережить физически.

Игорь уже стоя на коленях с заведенными за голову руками, как и у остальных пленников, видел, как из нескольких автобусов люди упорно не выходили и тогда националисты стали кричать им, что сожгут их заживо, но те все равно боялись выходить.

И тогда из толпы ликующих своим бесчинствам националистов вышел их лидер. Это явно был главарь, поскольку он всем раздавал приказы и при виде него все остальные бойцы черно-красных расступались.

Он подошел к автобусам, из которых все так же не хотели выходить люди, заблокировав двери изнутри и сказал:

— Выходите, мы вам ничего не сделаем! А если не выйдете, то мы сожжем всех вас заживо к чертовой матери! У вас есть два варианта – выжить или сдохнуть! Обещать я вам могу только одно — у вас есть только одна минута на раздумья. Надеюсь, вы поняли, насколько серьезно мы настроены. Минута пошла. Пацаны, готовьте коктейли Молотова, если они не выйдут через минуту, начнем жечь их как бешеных свиней!

Националистам эта идея явно пришлась по вкусу, и они засвистели и загоготали как бандерлоги, радующиеся предстоящей расправе.

Но на тех, кто находился в автобусе, это тоже вполне произвело нерадостное впечатление и конечно же повлияло на их решение. В итоге не дожидаясь окончания минуты, разблокировав двери всех автобусов с поднятыми вверх руками крымчане стали один за другим выходить из своих укрытий.

На выходе их одного за другим ударом сзади под коленку валили на землю и затем, поставив на колени, заставляли полсти к обочине дороги, где и намечался весь «народный суд» правого сектора.

Когда уже каждого человека, причем даже женщин, из всех восьми автобусов поставили на колени главарь бандитов подошел к Игорю и ко всем остальным крымчанам. На губах его играла довольная ухмылка, и он издевательски стал разговаривать с пойманными, явно чувствуя свое большое превосходство над захваченными людьми:

— Так, значит, вы приехали из Симферополя – из этого гнезда врагов майдана. А мы здесь вас ждем уже третий день и вот наконец-то дождались.

Довольная толпа националистов заликовала и засвистела, а главарь продолжил:

— Теперь вы от нас уж точно не уйдете. И если кто-то вздумает бежать, то мы всех сожжем коктейлями Молотова вот прямо в этой канаве на обочине, — и он кивнул в сторону оврага, — Собакам собачья смерть! Но на этом дело не закончится, нет. Если кто-то из вас вдруг вздумает сейчас сбежать от нас, то мы с ребятами потом поедем и в Крым и всех ваших родственников в ваших домах точно так же сожжем. Беня, — крикнул он одному из своих, — Собери у них паспорта – будем знать, где все эти твари прописаны в этом поганом Крыму.

Помощник главаря и стал собирать документы, и в этом ему стали помогать и остальные националисты, между делом с документами забирая и всевозможные ценности.

— Но мы же ничего вам не сделали, — смело обратился к главному Бочкарев, — Зачем вы все это творите?

— Ничего не сделали?– удивленно переспросил главарь банды, — Позвольте я объясню вам, что к чему: мы за вильную Украину! Мы за свободу и процветание украинского народа! Мы, а не вы, поскольку раз вы поддерживаете этот ублюдка Януковича, то значит вы твари так же все с ним заодно. А это значит не жить никому из вас – вы болезнь свободной Украины, жалкие пережиток советского прошлого, нервно держащийся за Россию. А за это придется расплачиваться перед потомками, перед нами. Поэтому уже через месяц мы повесим и Януковича и весь ваш предательский Крым вырежем подчистую, если хоть кто-нибудь что-нибудь пикнет против вильной Украины. Это тебе понятно мразь? – бандит вплотную подошел к стоящему на коленях Бочкареву. Он посмотрел в глаза пленнику пытаясь услышать жалобный ответ, но Бочкарев героически молчал стиснув зубы. И тогда главарь треснул ему по лицу такую пощечину, что Бочкарев с разбитой губой завалился набок.

— А сейчас, — под общие крики одобрения националистов продолжил главарь, — Мы будем вас учить как тупых детей малых, раз вы неразумные и не понимаете, что такое майдан и какой неоценимый вклад он делает на пользу украинцев, даже на вашу пользу! Придется вам научиться любить Украину через горький опыт. Вы сами захотели по-плохому, поддержав Януковича и поехав на этот свой антимайдан. Поэтому твари, если сейчас кто-то не сделает то, что я вам скажу, он не доживет до рассвета, это я вам обещаю, и мои ребята меня поддержат. Слава Украине! — громко заорал он.

— Героям слава! — тут же ответили ему остальные бойцы правого сектора.

Но теперь уже Яковлев снова попытался поговорить с главным из правого сектора.

— Но объясните, зачем все это? Ведь можно же и мирным путем прийти ко всем решениям.

Главарь раздраженно, но ответил и ему:

— Мы тебе не бабы чтобы все мирным путем решать! Это ясно? А делаем мы все это за тем, что вы твари крымские мнение свое решили тут качать. Так вот мразей не спрашивали! Вы видимо еще не совсем все поняли — мы теперь решаем, как быть на Украине. Мы правый сектор теперь реальная сила на Украине, и люди слушают нас. А всем из вас, кому что-то не нравится в наших действиях, закопаем прямо здесь в этом поле, — и он указал рукой в сторону обширных пашен в округе, — И если вдруг, каким-то чудом, кто-то из вас сегодня выживет, то отныне ублюдки каждый из вас будет жить по иному, точнее жить будете в настоящем аду за то, что посмели сказать что-то против на своем антимайдане. И вообще лучше вам помалкивать не то мы за себя не отвечаем!

И  в очередной раз пьяная толпа националистов радостно заорала на всю округу и помимо криков в небо разлетелись и выстрелы из пистолетов и автоматов, которые были у бандитов с собой.

— Итак, начнем учить вас уродов! – громко заорал вожак, — Обыск! Обыскать их всех! Все, что есть в карманах наружу!

Буйные молодчики весело стали шмонать по карманам стоящих на коленях крымчан доставая из них все то, что до этого не успели достать. Попадались самые разные предметы, но некоторые из них националисты из правого сектора начисто не переносили.

— Это что у тебя такое? – подняв брови от увиденного спросил главарь у молодого парня лет восемнадцати, — Что это такое тварь? Говори!

— Это российский флаг, — ответил парнишка, не поднимая глаз.

— И зачем он тебе? – с язвительным тоном спросил главарь, еле сдерживая себя, чтобы не убить того.

— Я его ношу с собой, как напоминание о символе справедливости, — подняв взгляд и посмотрев прямо в глаза бандиту смело произнес парнишка.

Главаря эти слова аж перекосили от злости, но он все же взял себя в руки, и зло,улыбнувшись, сказал парню:

— Напоминание говоришь. Сейчас я тебе напомню, где ты живешь, сейчас я тебе напомню тварь поганая, что такое Украину любить!- и разгорячившийся главарь вытащил из своего ремня нож и резко, очень быстро воткнул его молодому парню прямо в шею, из которой тут же заструилась горячая кровь.

— Вы что делаете! — тут же закричали крымчане, от чего на них в ту же секунду посыпался град ударов дубинками сверху. Плененные мужики попытались начать драку с угнетателями и убийцами, но эта попытка тут же была грубо подавлена с помощью жестких ударов битами.

— А ну молчать всем я сказал! – заорал на пленных предводитель правосеков, — Заткнулись или всех по очереди порежу! Только рыпнетесь у меня падлы и на всех ножей хватит!

Проткнутый в шею парень еще несколько секунд подрыгался от конвульсий, а затем плашмя рухнул на сырую землю, тут же густо окропленные густой кровью вперемешку с придорожной пылью.

— И так будет с каждым, кому не нравится наша Украина.

Обыски и избиения неугодных националистам продолжались. Людей избивали даже просто за то, что у них были русские имена в паспорте. А одного парня вообще переехали машиной в наказание за то, что оказалось у него все родственники живут в России. Парень тот чудом выжил от подобной страшной пытки.

Время шло, ночь все сильнее спускалась на окрестности города Корсунь-Шевченковский, где творилась самая настоящая расправа над людьми, и с каждой новой секундой националисты становились все смелее и смелее в своих издевательствах над неугодными крымчанами.

— Командир, — подошел один из бандитов к главарю, — А у этих вон троих смотри что нашел, — и показал свернутые плакаты с надписями «Мы наш Крым Бандере не сдадим!»

Главарь довольно ухмыльнулся и сказал своим:

— Сдадут голубчики сдадут!Особенно если им все поотбиваем чтобы они даже и думать не смели нам сопротивляться! Так что пацаны мочите их ногами, да не жалея, чтоб все отбить им, чтоб запомнили паскуды как к Бандере относиться нужно! Вам его твари придется полюбить или вы все сдохните! – и тех троих парней стали очень сильно избить ногами. Яковлев попытался что-то сказать против, но ему тут же сильно ударили в лицо кулаком и тот беспомощно повалился на бок.

У Игоря, который с ужасом продолжал наблюдать за всем этим нацистским погромом, тоже вывернули карманы, тут же отжали телефон, но симку и флэш-карту он заранее спрятал под языком, зная, что фотографии с этого телефона совсем не понравятся националистам, поскольку там во многом были запечатлены кадры беспредела со «славного» майдана в Киеве. И вот, по всей видимости, бандиты нашли подобные фотографии на телефоне у одного из мужчин. Игорь знал этого человека и тот ему даже показывал фотографии беспредела, которые он собирал в Киеве, чтобы потом показать все это своим друзьям в Крыму. Да вот видимо теперь уже не покажет…

— Так-так, а у тебя тут что? — тут же завелся главарь бандитов увидев фотографии в телефоне того мужчины, — Да тут целый компромат на нас собран! Эй, Миха, Беня, а ну-ка давайте соберите у всех телефоны.

— Так их уже все наши себе позабирали, — начал было отпираться Беня, поскольку и сам прикарманил себе четыре телефона.

— Ну, так несите все телефоны сюда ко мне, я сказал! – заорал на него главарь, — Я буду проверять, кто компроматы на нас собирал, и фотографов-любителей буду заслуженно жестоко наказывать.

В итоге подручные принесли ему все телефоны, которые правосеки с явным недовольством подоставали из своих карманов. И пока стоящих на коленях крымчан продолжали бить палками и всячески унижать, главарь стал рыться в телефонах пленных.

— Вон смотри Миха, что он тут наснимал, — в итоге вернулся к первому телефону главарь, к тому самому с владельцем которого был знаком Игорь, — Этот мужик больше всех старался. Снимки хорошие, даже лица все хорошо различимые. В общем, ты мужик подписал себе смертный приговор, — в итоге обратился он к стоящему на коленях владельцу телефона, — Тут у тебя есть фотки и как наши парни поганый беркут коктейлями Молотова жгут. А вот еще, опять же таки наши бравые хлопцы магазин грабят, а вот пацанам каким-то морды бьют – уверен, что заслуженно, как и вам. Слышь,ты что тварь, компромат специально на наш правый сектор собираешь? Да я тебя тварь сам лично придушу!- И придушил, прямо при всех, без жалости и сомнения.

Крымчане в очередной раз попытались было подскочить и начать драку с бездушным зверьем, но националисты тут же с удвоенной силой стали колотить их битами прямо по головам и всему туловищу, обивая все, что только можно, а нескольким особо активным даже прострелили ноги, чтобы те не старались больше вставать без приказа. Непросто сопротивляться подготовленным вооруженным бандитам.

Затем издевателям пришла новая идея в голову, которую он тут же поспешили воплотить на захваченных людях:

— Так твари,- снова начал главарь, — Нужно вас украинским правилам жизни учить. А ну все разом начали петь гимн Украины. Начали я сказал!

Крымчане на коленях стали петь гимн Украины. Многие из них хорошо знали этот гимн, да и еще бы – ведь это они ездили на антимайдан, чтобы сохранить былую Украину, какой она была уже двадцать лет. Но у националистов на все был свой радикальный взгляд, затуманенный западной пропагандой и бессменной верой не в Украину, а в деньги.

Тех же некоторых, которые все же плохо пели гимн или как-то не попадали, тут же сильно принимались избивать битами и ногами. Украинцы бьют украинцев – Гитлер в гробу торжествует.

После этого главарь правосеков подошел к одному из молодых людей на коленях, который как ему показалось, вообще не пел гимна:

— Ну, ка хлопец прокричи-ка «Слава Украине» на всю округу, да так чтобы все поселки рядом услышали, как мы любим родную страну.

— Не буду, — грозно ответил ему парень.

— Вот ты, какой смельчак, — удивился главарь тому, что до сих пор кто-то еще не выполнял беспрекословно все их приказы, — Ладно. Миха займись им он какой-то тупой, не слушает меня совсем.

Подручный главаря подбежал к парню и с ходу несколько раз ударил кулаками по его лицу, но парень не дрогнул.

— Кричи «Слава Украине» тварь!- проорал на него в упор агрессивный правосек, и еще несколько раз ударил того по лицу, от чего у него стали наливаться синяки под глазами, — А ну быстро произнес «Слава Украине»! – не утихал сподручный главаря.

И когда парню и в третий раз несколько раз въехали по лицу с кулака, парень ответил громко, что есть силы свои последние слова:

— Слава России!

И все вокруг на мгновение замерли, просто поразившись такой отчаянной смелости. Тогда просто разъяренный Миха, округлив глаза от услышанного, выхватил нож и с яростью воткнул его смельчаку прямо в горло.

На пару секунд задержанным вдруг показалось, что они перенеслись в какой-то иной мир, с совершенно иными дикими правилами…

И тут крымчане снова бросились на своих угнетателей с кулаками, но обессиленные не смогли ничего сделать, за что сразу же были поваленными ниц на землю и избиты палками до полусмерти.

— А теперь все повторяем то, что я скажу! — продолжил издевательства главарь, будто ничего и не случилось, — Кто не повторит, клянусь, убью нахер, — и в доказательство своих слов достал пистолет из кармана, — Итак, начали отвечать мне «Слава Украине – Героям слава!» Не дай Бог не ответите мне.

Он набрал побольше воздуха в легкие и издал громкий крик на всю округу:

— Слава Украине!

— Героям слава! – без чувств, вторили ему крымчане с разбитыми и опухшими от ран и крови губами, но все же ответили, пытаясь спасти свои жизни.

— Слава Украине!

— Героям слава!

— Слава Украине!

— Героям слава! – тут уже подключились и националисты, и последний крик разлетелся настоящим хором и улетел далеко в ночь сильным эхом.

Так еще несколько часов националисты продолжали издеваться над пленными, бить лежачих палками, морально унижать, и угрожать расправой всем их семьям в Крыму.

В итоге, все же из-за того, что к ним подошло много жителей из местных поселков, собравшиеся на крики людей, и тогда националисты увели всех женщин в уцелевшие автобусе, где приказали им сидеть и молчать как мышам.Местные жители пытались уговорить правый сектор оставить в покое и мужчин, но те их не слушали, продолжая свое издевательское глумление.

Между делом опьяненные и укуренные молодчики, так называемые «герои Украины» из правого сектора, угрожали крымским женщинам уже в автобусах, что изнасилуют их. Но в итоге так и не сделали этого, по причине того, что местные из соседних поселков до сих пор были здесь и не хотели расходиться, пока крымчан не отпустят. Поэтому для «героев» было слишком много свидетелей для такого буйства плоти и изнасилование не удалось.

Но оскорбленные таким обломом «герои» придумали другой способ унижения женщин: они стали громко ругаться и кричать им, что вам подлым крымчанам вообще нельзя иметь детей, чтобы они не стали такими же тварями, как и вы!

— Всем вашим мужикам нужно поотрезать их достоинства, а женщинам позашивать там все, чтобы ваш поганый род больше никогда не имел отпрысков! — орали пьяные националисты женщинам.

А на улице тем временем подогнанными грейдерами убитых стали засыпать землей прямо в канаве, угрожая и остальным попасть туда же.

Пленных мужчин нелюдизаставили, есть разбитое стекло автобуса и многим пришлось это сделать, чтобы не умереть прямо сейчас.Так же издеватели приказали, собирайте стекла разбитых окон в карманы со словами:

— Потом покажите это своим, чтобы те знали, что будет с вашим Крымом, если вздумаете и впредь что-то против говорить!

Пытки продолжались, и агрессивное настроение палачей только продолжало расти:

Все тот же «бравый» главарь правого сектора, как и многие его сподручные стали, угрожать пистолетами людям у виска, заставляя говорить их следующее:

— Клянись что будешь любить Украину, почитать Бандеру как героя, говорить толь на украинской мове и уважать правый сектор! Клянись!

Парень, которого мучал главарь, стал, плакал и все же ответил, что клянется.

— Повтори тварь, как я сказал! – заорал на него главарь бандитов, — повторяй: Клянусь,что буду любить Украину, почитать Бандеру как героя, говорить толь на украинской мове и уважать правый сектор!

Парень повторил все, как он сказал, и только тогда главарь перестал орать на него, тыча пистолетом в висок.

— Так то, — огрызнулся главарь тому парню, и ударил его рукояткой пистолета по голове, после чего парень с разбитой головой покосился на боки,упав, потерял сознание.

Игорю так же угрожали пистолетом у виска, и несколько раз сильно ударив его и сломав ему нос, в итоге добились тог, чтобы он так же повторил эту клятву верности непонятно какой Украине и ублюдку Бандере, который, так же как и эти бандиты всю великую отечественную издевался над своими же украинцами. Если такие люди достойны именоваться героями, то все черт возьми в этом Мире перевернулось вверх дном. Но Игорь не сказал этого вслух, только потому, что дуло пистолета все так же было у его виска.

С таким же агрессивным напором один из нелюдей подошел и к Яковлеву:

— А ну быстро размовляй со мной украинской мовой.

— Но я не умею говорить на украинском языке, я только русский язык знаю, — честно признался Яковлев.

— Ах ты тварь! — тут же схватил его за портки недовольный боец, — Да я знаешь, что с тобой сделаю крымчанин херов? Я приеду к тебе домой и проверю, если через неделю вы все еще будете разговаривать российской мовой, то я всю твою семью уничтожу! Итак, будет со всеми кто живет в Крыму! – прокричал он уже всем пленным вокруг себя, — Не научились говорить на Украинском языке значит сдохните, тогда как собаке со своим русским языком! и ни Россия, ни Бог, никто вам не поможет твари вы такие!

Националисты рассмеялись от всей души, услышав такие громкие слова, и естественно ликующими возгласами поддержали его, и тут одному из них пришла еще одна идея:

— О, а давай проверим, кто из них не скачет, тот значит москаль?

— А давай, — тут же поддержал эту идею главарь, — Кто не будет скакать, того нахрен застрелим к чертовой матери – нечего падлам москальским жить на нашей земле!

В итоге крымчане стали прыгать под известную идиотскую майдановскуюкричалку: «Кто не скачет тот москаль!» Все вынуждено стали скакать. Только один мужчина не стал скакать, и на него тут же были устремлены все яростные взгляды издевателей:

— Я не понял, ты чего падла не скачешь? – тут же докопался до него главарь.

— Я не могу, меня ранили в ногу из ружья, когда я был в автобусе, попытался объясниться раненный мужчина

— Ранили тебя, говоришь? – наигранно опечаленно произнес главарь, А ты что думал, что я шучу, когда говорил, что кто не скачет, тот москаль? А с москалями у нас один разговор – никакого! А ну Арсений, где там твое охотничье ружье?

— Понял тебя, — тут же кивнул один из националистов, после чего снял с плеча ружье и нисколько не сомневаясь, выстрелил раненому мужчине прямо в грудь. Того откинуло на несколько метров в поле и он в нем так и замер.

От этого националисты стали еще больше ржать и заликовали очередной смерти.

— А ну-ка, давайте напиши им всем в паспортах«предатель» и обоссым их, чтобы они всегда помнили, чего они достойны! — продолжал дьявольски глумиться предводитель карателей. Подлым молодчикам тут же понравилась эта идея, и они со всей душей занялись исполнением задуманного, а главарь продолжил орать:

— Вы подлые и мерзкие крымчане, кацапы, москальскиеуроды! Только вздумайте еще раз приехать в Киев и что-то там сказать! Засуньте свою свободу слова в одно место и молчите, нето мы ее вам туда засунем! Сидите в своем поганом Крыму и молчите, нето мы вам устроим такой «курортный сезон», что море у вас станет кровавым от ваших тел, которым мы всем перережем глотки! Твари такие! Слава Украине! – и все ему вторили – Героям слава!

— Слава Бандере!

— Слава!

— Слава Шухевичу!

— Слава!

— Москаляку — !

— На гиляку!

— Москаляку — !

— На гиляку!

— Москаляку — !

— На гиляку!

— Украина- !

— Цэ Европа!

— Украина — !

— Цэ Европа!.. – все продолжали орать националисты.

Пока нелюди громко орали свои кричалки, один из парней расплакавшись, вскочил и что есть силы побежал в поле. Но за ним тут же побежали бойцы правого сектора и один из них на ходу взвел и, прицелившись из ружья, пальнул убегающему прямо в спину. Тот упал в траву. А Черно-красные догнали его и полумертвого забили ногами в землю.

Кровавая ночь продолжалась, и к полуночи «герои Украины» стали скучать, перепробовав уже массу пыток, поэтому они решили развлечься и решили поджечь с помощью факелов и неиспользованных коктейлей Молотова еще несколько автобусов, на которых ехали крымчане. Когда два автобуса разгорелись большим пламенем, толпа националистов ликовала и радовалась своей победе над неугодными. Бандиты достали флаги Украины и правого сектора, стали кричать нацистские кричалки и деловито распевать гимн Украины, радуясь при этом полыхающим автобусам как детскому костру.

И в этот момент у уцелевших после пыток крымчан появился реальный шанс – шанс бежать. И мужики и женщины,сорвавшись,побежали, куда глаза глядят.Игорь был в том числе – он бежал что есть силы, но сил оставалось уже совсем немного.

Поэтому и это бегствов в итоге спасло не всех – в полях и лесах националисты устроили настоящую облаву – «охоту на ведьм» с факелами и с собаками. И даже более того – нацисты были очень рады, что крымчане попытались бежать, ведь это стало прекрасным поводом для продолжения кровавой игры. Такой поворот событий стал им еще более интересен, поскольку только разжигал их звериные чувства. И те люди, кого нацисты ловили, затем пропадал без вести, и судьба их была совсем не завидна.

Вдогонку убегающим по полям ездили специальные уазики, на которых с факела сидели националисты, высматривающие в полях своих убегающих жертв.Настоящие машины смерти колесили этой ночью по всем окрестностям, и даже местные поспешили разойтись по домам. Лишь только часть местных осталась у автобусов, чтобы защитить раненных и выживших мужчин и женщин Крыма, которые не в силах были бежать, но и без помощи местных, так же вряд ли бы дожили до утра.

А убегающие по полям люди падали в пахоту и лежали не двигаясь, чтобы их не заметили эти нелюди.Все сейчас отчетливо понимали, что их преследовали не люди, а настоящие фашисты, настоящие бандиты и убийцы, поскольку все происходящее доставляло тем настоящее наслаждение. Это были уже не люди – это были фашистские твари, которых семьдесят лет назад победил СССР, до вот видимо не всех уродов успел добить – и дети их снова явили свой звериный оскал этому Миру. Огромная ненависть шла от этих людей, и на них даже смотреть было страшно, поскольку через их маски, в их глазах не отражалось ни какой человеческой души, а отражались лишь огоньки пламени их факелов, и если и существовали в этом мире дьявольские силы, то сегодня эти чудовища доказали что они есть.

Чувствуя все это Игорь бежал по полю что есть силы. Он думал о том, что как после всего этого вообще можно оставаться жить в такой Украине? И ведь милиция знала, что здесь происходит и никто за них не заступился. От кого же им тогда ждать помощи? Что вообще стало с Украиной?Да и не Украина это уже была вовсе – эта страна все больше и больше стала превращаться в рассадник бандеровцев и фашистов. И с такими тварями жить в одной стране просто невозможно, ведь они же просто нелюди…

Пока Игорь бежал одна из «машин-убийц» настигла его просто сбила его повалив в сырую землю. Игорь почувствовал сильную боль в ноге и его попытка встать, так и не увенчалась успехом. В этот же момент с дикими воплями его настигли выскочившие из машины националисты и громким выстрелом из обреза дробь ударили Игорь в бок, от чего он закричал от боли и обессиленно распластался на земле.

Страшная боль пронзила все его тело, не говоря уже о тех страшных мыслях, что сейчас всплывали в его голове. Но все это уже было не важно, и Игорь понимал это.

К нему подошли «люди» и, осветив его тело фонариком, стали хохотать и фоткать его на телефон, как трофейную добычу в охоте.

— Мы же вам ничего не сделали, за что? – только и смог выдавить из себя Игорь, но его уже никто не слушал.

Пятеро мужчин и одна женщина с эмблемами правого сектора на плечах стали что есть силы, бить Игоря ногами, ломая ему и ребра и разрывая все внутренние органы, совсем не обращая внимания на его тихие молящие стоны с просьбами остановиться. В итоге они лишь посмеялись над его жалкими просьбами, сказав, что не в почете у славных воинов прощать тварей. В итоге расхохотавшись как ведьма, девушка из националистов, подожгла одежду Игоря факелом, и он беспомощно стал кричать, сгорая буквально на глазах. Но один из правосеков все же проявил милость к уже умирающему от страшной боли Игорю и, подойдя к нему, он зарубали его топором прямо в голову.

— Ну, зачем ты это сделал? – огорчилась «ведьма», — Мы же только начали веселиться. Теперь с ним уже не поиграешь.

— Хватит с него, — отмахнулся палач, — Поехали искать других.

— Стойте, но его же нельзя так просто в поле бросать, — произнес другой националист.

— Это да, — кивнул палач, — Действительно не стоит – лишняя улика.

— А давай его закопаем поглубже, — предложила ведьма, — Нет трупов, нет проблем. Для всего мирового сообщества у нас же мирная Украина, поэтому хлопцы, чтобы не портить этот цветущий статус, давайте копать глубокую могилу.

Мужчины согласились с ней и, достав из уазика лопаты стали копать яму прямо посреди поля…

По итогам всего этого погрома теперь уже можно сказать, что издевательства и измывательства над невинными людьми продолжались долгих восемь часов. Восемь часов настоящего безжалостного ада устроенного даже не фашистами, а настоящими тварями зла.

В итоге по данным МВД Украины «Корсуньский погром» унес жизни семи человек, из восьми Крымских автобусов националисты полностью сожгли четыре, более двадцати человек пропали без вести.

И, к сожалению, в дальнейшем на Украине это было уже далеко не последняя подобная расправа над простыми безоружными людьми, которые не хотели, чтобы их свободу ограничивали и захватывали государственные преступники. У слова «свобода» в появляющейся «новой Украине» тут же образовался тихий синоним, никогда не произносимый вслух в людных местах, а звучал он просто и понятно для всех – «рабство народа».

И стоит так же упомянуть, что всем этим делом в последствие занималась все та же милиция, которая и завела автобусы крымчан в засаду. Милиция помогла бандитам поубивать мирных людей. Украина цэ Европа, говорили они…

Так Корсуньский погром с подачи националистов стал очень тревожным сигналом для всех свободных людей на Украине, и в особенности для крымчан. И эта тревожная новость со скоростью ветра тут же разлетелась по всему Крыму…

 

 

 «Хотите крови, думая вы Боги?

На самом деле вы голодные глупцы.

Губя других, вы ширите лишь боли,

Которые сулят для вас самих концы».

Дмитрий Lucky-DAF Федосов.

 

«Нацизм или фашизм, как хотите, это когда одна часть населения считает себя вправе убивать другую часть населения за то, что та не согласна с ними».

Сергей Михеев, Российский Политолог.

 

«Вы знаете что-нибудь о словах Бандеры:

«Убью каждого поляка в возрасте от 16 до 60 лет»? Если вы о них не слышали, то никакие вы не украинисты. А если слышали и согласны с ними, то наша дискуссия закончена.

К вашему сведению, Степан Бандера планировал сделать Украину вассалом германского государства. Он пользовался поддержкой Альфреда Розенберга, но только потому, что Гитлер решил, что на Украине можно будет поселить немецких крестьян…

Я никак не могу поздравить Украину с тем, что у нее такие национальные герои».

Милош Земан, Президент Чехии.

 

«Крым будет либо украинским, либо безлюдным».

Правый сектор, с трибун майдана.

 

«Не запугивать, а истреблять! Не надо бояться, что люди проклянут нас за жестокость. Пусть из 40 миллионов украинского населения останется половина – ничего ужасного в этом нет».

Роман Шухевич, пронацистский преступник, лидер УПА, «народный» герой постмайданной Украины – из инструкций подразделениям УПА.

 

«Русских надо зачищать».

Степан Бандера, пронацистский преступник, «героизмом» которого, обманули всю Украину.

 

«Русский украинца никогда не поймёт, никогда не будет по-украински разговаривать, поэтому русских в Крыму быть не должно!»

Дмитрий Ярош, лидер украинских националистов (февраль 2014 года).

 

Отправить ответ

avatar
  Subscribe  
Notify of