Глава 271. Итог 2-х лет после майдана, словами куратора майдана.

Глава 271. Итог 2-х лет после майдана, словами куратора майдана.

 

Российская Федерация

Новости России

24 Февраля 2016 года

 

 

Если в прошлой главе, мнение о майдане и случившемся на Украине рассказывал человек имеющей к этому стороннее, независимое отношение, то герой в этой статье известный всему майдану – это комендант майдан Паруби, тот самый, под чутким руководством которого была насмерть расстреляна небесная сотня и еще десятки парней из Беркута (а потом его же цинично назначили расследовать эти убийства). Посмотрим, как он оценивает прошедшие два года после горе-майдана, где он был одной из важных фигур:

«Как начиналась война.

Невероятно важные и крайне зловещие процессы, происходящие на территории Украины, почему-то принято обсуждать в примитивно-саркастическом ключе, мол, «чё там укры опять натворили?», «ха-ха-ха, это перемога или зрада?». Так гораздо веселее и проще, чем пытаться реально что-то понять.

Например, что вы можете рассказать об Андрее Паруби, помимо глупых хохм о дефектах речи и умственных способностях? Между тем, этот человек был одной из ключевых фигур кровавого путча в Киеве, в начале 2014 года. Он руководил боевиками так называемой «самообороны майдана». По словам бывшего, главы СБУ Александра Якименко, ни один ствол не мог появиться на майдане без разрешения Паруби. Также он непосредственно причастен к работе «неизвестных снайперов» на улице Институтской (точнее он и был их координатором, и по сути такой же убийца).

Вот кадры эвакуации снайперов из здания отеля «Днепр»:
https://youtu.be/vL9tJuWs9WU

Присутствующий на месте пан Паруби лично следит за процессом http://ic.pics.livejournal.com/torbadusta/50479033/22..

19 февраля 2016 года в украинском журнале «Тыждень» («Неделя») вышло очень интересное, я бы даже сказал сенсационное, интервью (http://tyzhden.ua/Politics/158773), в котором Андрей Паруби подробно рассказал об обстоятельствах начала гражданской войны на Украине. Очень рекомендую прочесть, особенно тем, кто считает, будто бедных украинцев обманули злые силы. Обман строится на недостоверных данных, на сокрытии правды от общества, и он рушится, когда правда становится известна. Но невозможно говорить об обмане, когда «злые силы» публично дают интервью, в котором рассказывают все в деталях:

«В. (Журналист): На Майдане вы обеспечивали коммуникацию радикалов и умеренного политического крыла. Противоречия между теми активистами, которые позже стали главной силой добровольческих батальонов, и властью существуют и ныне. Продолжаете ли вы ту же коммуникацию? В чем природа таких противоречий?

Паруби: Именно благодаря этой коммуникации появились добровольческие батальоны, которые сформировали мировоззренческие основы нашей войны. Неимоверных усилий стоило организовать первые два батальоны национальной гвардии. Буквально переламывая Генштаб, удалось создать 24-й батальон «Айдар» (один из самых кровавых батальонов в гражданской войне на Донбассе). Но в армии до сих пор встречается скептически-критическое отношение к добровольцам (потому что такие на все голову отмороженные молодые люди заслужено считаются бандеровцами). Еще большее предубеждение к ним имеет прокуратура (видимо есть за что), о чем я неоднократно заявлял. Общественное движение сегодня представлено на разных ступенях: 4.500 бойцов самообороны майдана пошли на фронт, сегодня мы имеем 16 депутатов-самообороновцев в Верховной Раде, много кто пошел служить в новую полицию, конечно, много осталось в армии. Добровольческое движение остается весомым фактором в жизни страны».

Итак, сразу после свержения Януковича, главной задачей бандеровцев стало подчинение силовых структур. Для этого туда были внедрены идейные боевики, попробовавшие крови на майдане. Сами силовики вяло отмахивались, предпочитая «соблюдать нейтралитет» и в массе своей не выказывали однозначной поддержки путчистам:

«Паруби: Наше войско, хотя там и служило много хороших специалистов, до недавнего времени было таким себе анклавом СССР. Армия является консервативной структурой где угодно, потому тяжело поддаётся реформированию. Поэтому сначала предстояло ментально сломать систему «свой‒чужой», у нас множество людей были воспитаны в духе «враг – это НАТО, а русские – братья». Пока добровольцы не начали стрелять, не показали пример, армия к этому была морально не готова».

«Консервативность» армии состоит еще и в воинской присяге, через которую нельзя так просто переступить. Присяга в украинской армии давалась народу Украины, а не правительству и тем более не «идеалам майдана». Поэтому появление «добровольцев», готовых с радостью стрелять в свой народ, не было воспринято военными с воодушевлением, особенно в Крыму:

«Паруби: Вы сами знаете, какой там процент силовиков перешел на сторону России… Ко всем командирам там фактически были приставлены кураторы – бывшие коллеги, родственники, которые (по заданию Путина – В.Г.) (Ага, Путин звонил каждому лично по телефону и жестко контролировал неподконтрольных) агитировали сдавать части. Помню, как просто во время заседания СНБО нам позвонили, мол, происходит попытка захвата корабля. Тогда был популярен тезис, что части блокируют гражданские – женщины, дети (А это так и было – посмотрите видеохроники в Крыме – да там есть военные, но всегда больше гражданских — крымчан). Но судно не могли штурмовать такие люди, это очевидно были подготовленные мужчины. Дали приказ открывать огонь. В ответ: «Служу народу Украины!». Через час корабль сдали без единого выстрела» (И правильно сделали – теперь они в мире живут в Крыму, а так бы пришлось проливать кровь за предательскую пробандеровскую киевскую хунту и их хозяев США. У военных помимо приказов, есть и мозги, товарищи).

Крымские военнослужащие остались верны присяге, данной народу, к которому принадлежали «кремлевские кураторы» в виде членов семей, друзей, коллег, и не стали выполнять преступные указания нелегитимного Киева.

И самое, на мой взгляд, важное:

«В.:АТО длится без малого два года. Может, нужны другие определения и трактовки этих боевых действий на государственном уровне?

Паруби: В гибридной войне перед нами стоял не только вызов боевых действий, была угроза изоляции новой украинской власти. Россия закрыла посольство. Нашу власть называли хунтой (если бы не Минские соглашения для урегулирования конфликта на Донбассе, то Россия продолжила бы ее называть хунтой), поддавали сомнению ее легитимность. Потому проведение президентских выборов было заданием номер один. В условиях военного положения это запрещено. Плюс надо было как-то задействовать армию. Военные говорили: «Янукович нас хотел бросить на людей, теперь против них нас посылаете вы, должен быть какой-то правовой статус». Так мы нашли формат АТО (Антитеррористическая операция, направленная против своих же жителей на Востоке Украины, которые отказались принимать лозунги «смерть москалям!» и «москаляку на гиляку!»): он позволил задействовать в операции вооруженные силы и одновременно не блокировал политические процессы в стране. Потом предстояло продолжить это статус, ведь были парламентские выборы. Дальше встал вопрос введения военного положения (Всем они говорили, что воюют с Россией, а по факту косили своих же граждан в Донецке и Луганске). Как секретарь СНБО, я выступил с такой инициативой, подготовил все необходимые документы, но решение было за президентом, который видит ситуацию масштабнее. Он считает, что лучше не вводить. С моей точки зрения, сейчас этот вопрос не является решающим».

Украинские военные прекрасно знали, что конституция Украины прямо запрещает не только свергать законно избранного президента, но и использовать армию внутри страны, что власть майдана незаконна, что их новые «коллеги» из добровольческих батальонов – отпетые нацистские головорезы. Но они не восстали против узурпаторов и не спасли страну, а попросили пилюлю для успокоения совести – формат АТО и соответствующий «правовой статус»… для участия в гражданской войне. То есть они сами приняли решение и сами включились в кровавую авантюру.

Постмайданная Украина – более опасный мировой прецедент, нежели ИГИЛ. На обеих территориях отсутствует законное государство. Но в отличие от ИГИЛ, с которым никто пока не будет заключать никаких официальных договоров, открыто снабжать оружием и инструкторами, Украина продолжает считаться государством. При том, что не самый последний деятель этого «государства» открыто признается в военных преступлениях, в натравливании армии на народ (свой народ). Раз Мир считает это допустимым, значит все мироустройство, построенное на переговорах в Ялте, больше не действует и впереди новая Мировая Война».

Автор: Torbadusta.

Источник: torbadusta.livejournal.com.

 

 

«Сейчас на Украине позор становится гордостью, разврат и ложь – нормой, преступление – торжеством, а упадок – достижением. Мы деградируем и разлагаемся уже так сильно, что от нас постепенно отворачиваются все. Пропаганда разврата и извращений выходит за рамки здравого смысла. Свобода слова у нас звучит как издёвка. В СБУ пустые, глупые люди, готовые за паёк вылезать кому угодно…»

Андрей Данилко, Прославленный Украинский Артист, известный в России и Европе в образе Верки Сердючки.

 

«Нельзя одновременно быть умным, честным и фашистом».

Томас Манн, Великий Немецкий Писатель.

 

«Защищать Бандеру и Шухевича – это то же самое, что защищать Гитлера, Чикатилу или Джека Потрошителя. Но нынче бандеровцев стали защищать украинцы, причем, несмотря на то, что бандеровцы убивали украинцев сотнями тысяч только в Бабьем Яру».

Дмитрий Lucky-DAF Федосов.

 

«Для России очень важен украинский вопрос, поскольку именно через Украину хотели начать новую войну с Россией, новую большую войну Запада. Спичку уже подожгли, но та всё время тухнет — ветер со стороны России оказался более сильным, чем ожидалось».

Дмитрий Lucky-DAF Федосов.

 

 

Отправить ответ

avatar
  Subscribe  
Notify of