Глава 27. Беркут жгут, толпа радуется.

Глава 27. Беркут жгут, толпа радуется.

 

Украина

Киев

19 января 2014 год

 

 

В этот очередной морозный январский день майдан ожил по-новому, и для бойцов Беркута это означало новые бои и трудные противостояния против своих же граждан. Но граждан не простых, а тех которые на самом деле и сами не знали, чего хотели, ну если не считать мечты о райской беззаботной жизни после подписания ассоциации с Евросоюзом. Мечта, конечно же, соблазнительная и возможно даже могла бы стать оправданной, если бы не одно отрезвляющее Но. И это «Но» заключалось в том, что только экономические эксперты и те, кто читал документ об ассоциации, точно знали, что такое слияние в последующем приведёт только к большому экономическому упадку. А всё, потому что правила нахождения в составе Евросоюза довольно строгие и требуют не только высоких налогов от государств соучастниц, но и большой перестройки под определенный европейский строй – а это десятки лет финансовых проблем в будущем для небогатой страны, коей, к сожалению, и была Украина.

Но поскольку документ об ассоциации практически никто на майдане не читал, то многие обманом заманенные сюда граждане, собравшиеся на столпотворении майдана, даже и не догадывались о предстоящих проблемах своего государства. Все просто мечтали о беззаботной европейской картинке, которая, кстати, во многом была такой же выдуманной картинкой и в самой Европе, поскольку помимо столичных многовековых европейских городов, у городов попроще было достаточно своих острых вопросов в благоустройстве. Такой довольно болезненный опыт, по которому собиралась пойти Украина, а точнее люди на майдане, совсем недавно пережила Греция, но как ни странно о трудностях Греции, на майдане совсем никто ничуть не вспоминал. Зачем об этом кому-то говорить? Майдан был чуть ли не абсолютно уверен, что после вступления в Евросоюз Украина в скорости станет одной из самых процветающих стран этого союза! Как приятно же порой верить в чудеса, и людей на майдане кормили этими чудесами, как детей красивыми сказками и, к сожалению, они верили хитрым и подлым сказочникам.

Сразу вспоминается старая добрая русская поговорка: «Без труда не вытянешь и рыбку из пруда». И начни конкретно трудиться все те люди, которые вышли на майдан, вполне возможно, своим немалым людским ресурсом, они бы могли многое изменить в своей стране к лучшему, организовав, к примеру, новую трудовую народную партию. Именно своим трудом и реальной гражданской активностью они бы смогли что-то поменять, а не забрасыванием центральной площади Киева грязными покрышками. Но организаторы майдана, осознавая это, организованно вели людей по другому пути и желанная «рыбка из пруда» ментально уже была вручена демонстрантам с трибун майдана, и глубоко засела в их горячих головах.

Но о целенаправленном обмане естественно никто здесь не знал, ну кроме координаторов, конечно же, поскольку работодатели держали их в курсе дела. А чтобы сейчас украинский народ, обмануто вышедший на народный майдан, в очередной раз внимал оппозиции и мечтал о всё той же выдуманной картинке Европы, для них естественно нескончаемой волной патриотично звучал гимн Украины, пели сердечные народные песни, читали сильные духом стихи, а между делом всё это постоянно заполнялось самыми громкие призывами оппозиции к свободе и освобождению Украины от лютого тирана Януковича, который, дурак такой, всё же прочитал на свою голову документ об ассоциации и почему-то не согласился его подписывать.

Лозунги оппозиции специально звучали куда проще и доходчивее, чтобы как говорится поднять самые низы общества. Поэтому заранее были придуманы самые простейшие кричалки, по стилю заимствованные у футбольных фанатов и, как ни странно, взятые у старых «добрых» бандеровцев. И между призывами к свободе родимой Украины (которую прямо сейчас на майдане олигархи продавали с потрохами) и постоянной кормёжкой людей липовыми визами в Европу, куда затем сможет каждый поехать за невероятно большими заработками, чаще всего звучали прижившиеся на майдане кричалки: «Слава Украине! Героям Слава!» и «Кто не скачет тот москаль!» Причём скакать приходилось всем, даже старикам, и суть от этих скачек ни как не решали проблем Украины, которая всё дальше и дальше погружалась во внутренний кризис, который сам же и вызвал этот Евромайдан.

Сегодня у Паши с самого утра было скверное настроение. Что-то подсказывало ему, что сегодняшний день не будет таким уж простым. Чем это было вызвано, Паша не знал, но толи погода была плохая и по-январски извечно пасмурная и давящая, толи, вечно орущие майданщики, сегодня кричали как-то агрессивнее и громче чем обычно.

Что бы там ни было, у Беркута не было принято прислушиваться к смутным ощущениям, и Павел Сокольцов вместе со своими сослуживцами в очередной раз стояли рядами, неприступной стеной контролируя буйный разгул митингующих на улице Грушевского.

На этой улице, как и на всех находившихся рядом с площадью Независимости, присутствовало огромное количество людей. По подсчётам МВД сегодня оппозиция собрала около сотни тысяч человек! Количество не малое, и естественно собранное не просто так, а для неких особых целей, которые пока что, благо не были реализованными.

Сегодня с бойцами своего батальона, среди длинных рядов бойцов, снаряженных в чёрную форму с мощными касками на головах, присутствовал и бравый майор Фёдор Петрович Никитин.

По внешнему виду командира Паша понял, что и Фёдору Петровичу сегодня было как-то не по себе, поскольку тот часто поглядывал по сторонам и постоянно прищуриваясь, смотрел далеко вглубь толпы демонстрантов, будто ища кого-то среди них.

— Кого вы там высматриваете, товарищ майор? – поддавшись любопытству, всё же спросил его Паша.

— Подстрекателей и координаторов, — ответил ему спокойно майор, — Сегодня могут провести масштабную атаку на нас. Сверху доложили, что это не утка, и большое количество людей сегодня на майдане так же подтверждает это.

— И что будем предпринимать? – спросил Боря, который так же был рядом.

— От президента приказов по разгону толпы не поступало. Поэтому наша задача как обычно сдерживать толпу и не допускать беспорядков. Держим строй. Сегодня точно будет неспокойно – майданутые настроены вполне серьёзно. Готовится множество провокаций. Будьте готовы отражать многочисленные атаки.

— Что прям всё так плохо товарищ майор? – по традиции влез в разговор Сашка.

— Да, нужно быть наготове, — коротко ответил командир.

— Эх, и когда же они уже ума наберутся? – покачав головой, произнес рядом стоящий Валера.

На это Фёдор Петрович улыбнулся и сказал знаменитые слова:

— Лев Гумилев сказал однажды: «Когда украинец умнеет, но становится русским». Так вот, а мы сегодня наблюдаем, как украинец в разы тупеет из-за этого лживого майдана.

— М-да, — затянул Валера. — И даже страшно предположить в кого же тогда теперь украинец превращается?

— Вот-вот, — кивнул ему в ответ майор, — поэтому всё смутно и неспокойно.

— А вы думаете, что эти подстрекатели из толпы сегодня что-то новое задумают? Ну, я имею в виду, предпримут ли они что-то новое, что ещё не творила толпа? – осторожно спросил майора Сашка.

— Да кто их знает, — честно признался Фёдор Петрович, — Мало ли что ещё придёт в головы этим парням из заокеанской цитадели псевдодемократии.

— Вы об американцах? – снова спросил Сашка.

— Ну а о ком же ещё? – удивленно глянул на него командир, — Тут только они заведывают парадом, но может, ещё и наши олигархи помогают, чтобы под шумок утащить что-нибудь себе. Поэтому мы и нужны здесь, чтобы нашу Украину не украли окончательно!

— Да уж принесла нелёгкая «демократов», — с заострением на «демократов» подшутил Боря, и ряды Беркута поддержали его дружным смехом, и все как-то отвлеклись от своих тревог и вернулись в обычное для спецподразделения русло – ежедневную охрану правопорядка столицы.

Таким образом, прошло несколько часов, под которые только и было слышно, как со сцены майдана снова и снова доносились яростные призывы идти на баррикады, чтобы безжалостно свергать правительство и естественно самого главного создателя всех проблем многострадальной Украины – Януковича.

Поначалу многотысячная толпа раскачивалась довольно долго, но затем видимо координаторы повели свои подразделения майданщиков и правого сектора в атаку и один за другим на ряды Беркута обрушились настоящие лавины из недовольных и кричащих демонстрантов с по-бандитски закрытыми лицами, которые безжалостно стали обкидывать милицию кирпичами и тротуарной плиткой, которые до этого заведомого выкорчёвывали с площади Независимости.

Фёдор Петрович как обычно приказал всем своим бойцам держаться и не поддаваться на провокации. Но бойцам Беркута собственно ничего другого и не оставалась – их крепкую силу в очередной раз использовали только как щит, в то время как яростным демонстрантам это было только на руку.

Беркут принял на себя удар стойко, но если бы ни алюминиевые щиты и каски, прилетающие камни и петарды могли бы серьезно поранить бравые ряды. Хотя за получасовое противостояние Фёдору Петровичу пришлось увести несколько бойцов в ближайший полевой госпиталь, поскольку те получили сильные удары тротуарной плиткой по рукам и ногам.

Но и на этом всё не закончилось. Паша видел, как это случилось в первый раз: из толпы орущих людей вышел парень в балаклаве с бутылкой в руке. Паша сразу понял, что это коктейль Молотова. В следующую секунду парень в маске поджёг фитиль ткани вкрученной в бутылку и что есть силы, бросил зажигательную смесь в сторону рядов спецподразделения с диким воплем: «Слава Украине! Смерть врагам!».

Первый «снаряд» секунду кружился в воздухе, а затем нашёл свою цель, попав прямо по одному из бойцов Беркута, который не успел закрыться щитом. В следующую секунду бутылка разбилась о его плечо, и вмиг вспыхнувший огонь объял половину его тела, яростно выгорая на его форме и шлеме.

Растерявшийся боец тут же замахал руками и стал пытаться сбить руками пламя, но огонь только перекинулся на перчатки на его руках, и теперь горели и они тоже. К горящему бойцу тут же бросились его коллеги и так же стали стараться сбить пламя руками, но от этого их перчатки только стали дымиться. Тогда на помощь пришли пожарные, которые тоже находились рядом. Они в течение минуты успели найти в пожарной машине огнетушители, и спешно прибежав к уже барахтающемуся на земле бойцу Беркута, сбили с него беспощадный огонь.

После этого ситуация только обострилась, поскольку первый успешный поджёг бойца Беркута только лишь вызвал восторг и бурные овации у шумящей толпы, и яростный штурм тут же продолжился и в бойцов Беркута, одна за другой, полетели новые бутылки с зажигательными смесями. Всё это действо так же сопровождалось петардами и массивными кирпичами, которыми попади они в голову без шлема, сразу можно и убить. Получается, демонстранты понимали, на что идут.

Среди рядов батальона майора Никитина так же не обошлось без ожогов. Несколько бойцов так же, прямо на виду у Паши, не успели защитить себя щитами и буквально головой поймали опасные бутылки. Так после полминуты барахтанья в огне их тоже успели потушить, но пламя было сильным и высоким, поэтому успело проникнуть под одежду и оставить достаточно сильные ожоги. Так очередную часть их батальона, так же как и из других отделений, отвели в полевые госпитали, где сегодня уже намечался совсем не радостный «аншлаг».

И среди всех этих отвлекающих моментов, в очередной раз, вперёд выбежал один из митингующих в маске и запустил бутылку прямо в сторону рядов, где стоял Паша. В тот самый момент парни отвлеклись на очередную картину, как в двадцати метрах от них в очередной раз сбивали пламя с засмотревшихся куда-то в сторону бойцов спецподразделения. И тут и Паша, вместе с Борей, засмотревшись, получили такой же удар. Паша сначала не понял, что это было, а только почувствовал, как об его бедро что-то разбилось. Поскольку рядом с ним стоял Боря, то бутылка, отбившись от бедра Паши во многом выплеснула своё, уже горящее, содержимое на рядом стоящего Борю.

Боря загорелся по всему туловищу, и часть огня успела захватить даже шлем и, по всей видимости, смогла попасть даже под него — на шею бойца. От боли, и в порыве не управления собой, Боря скинул с себя горящий шлем и руками стал сбивать огонь с горящей шеи и туловища. Паша, не задумываясь, в туже секунду бросился к нему на помощь и только тут он заметил, что и сам горит.

Пламя уже распространилось по всей его ноге и, доходя до пояса, постепенно поднималось с боку и сзади к левой руке. Только тут Паша понял насколько же сильный этот огонь, поскольку уже в следующую секунду он почувствовал, как через расплавленную одежду огонь стал очень больно обжигать его тело. Как и Боря, Паша непроизвольно стал кричать от боли и в следующее мгновение уже оба бойца упали на землю и катались по ней стараясь сбить пламя с себя. Сашка, Валера и другие бойцы так же, не жалея дымящихся перчаток, руками сбивали пламя с братьев по оружию.

Боль на ноге и в боку от огня у Паши уже стала просто невыносимой, и казалось, будто бы огонь начал резать его на живую, безжалостно снимая с него кожу. Но в следующее мгновение пришло долгожданное спасение, и охлажденной струей белого пара из огнетушителя, пламя на его боку и ноге было затушено, как и сбито и с рядом мучающегося Бори, у которого успела обгореть не только шея, но даже и щека от огня, разбежавшегося с его одежды на подожжённом туловище.

И хотя огонь на одежде Паши и успешно был потушен, но в тех местах, где огонь успел прогореть под одежду, и перекинулся на кожу, теперь была сильная саднящая боль. По всей видимости, ожоги были приличными, поскольку даже встать Паше было больно из-за саднящей ноги.

— Быстро в госпиталь их! — тут же отдал приказ бойцам Фёдор Петрович.

В итоге обожженного Пашу подхватил Сашка и ещё один боец и они, как и Борю, отвели его, держа за плечи в полевой госпиталь, где уже обожжённым бойцам быстро помазали марганцовкой, и сильная боль наконец-то стала отступать.

Всё-таки, как оказалось, предчувствие Паши оказалось не пустым, и с того самого дня Паша взял с себя слово, что пусть это и не принято в Беркуте, но он будет прислушиваться к своим ощущениям, поскольку не дай Бог ещё когда-нибудь он так же не послушает себя и снова будет подожжён. Биться в пламени огня Паше совсем не понравилось. И сегодняшних ожогов ему хватит надолго, как собственно и Боре, как и многим другим бойцам спецподразделения Беркут, которые так же оказались подожженными коктейлями Молотова в этот день.

К вечеру пресс-служба МВД Украины опубликовала данные, что за медицинской помощью в этот день обратились около 100 сотрудников ведомства и 61 из них были госпитализированы с закрытыми черепно-мозговые травмами, переломами, ушибами, отравлениями неизвестными веществами и, конечно же, с ожогами разной степени.

 

 

«Если собраться в Ад, будучи праведником – не пропустят, а пошлют куда подальше. Если же прийти туда убийцей Бога правил – бесы встретят, похвалят, поймут, но повесят».

Дмитрий Lucky-DAF Федосов.

 

«А ведь мужики из Беркута были тогда единственными, кто реально встал на защиту Украины».

С почтением, из Народа.

 

«Я предостерегаю вас от мысли играть с украинским национализмом. Украина интересует меня лишь как резервуар, который нужен нам так же, как другим колонизаторам нужны их колонии. Национальные амбиции только мешают».

Адольф Гитлер к Коху, по теме украинских националистов за полтора месяца до войны с СССР».

 

 

Отправить ответ

avatar
  Subscribe  
Notify of