Глава 261. Как решился вопрос с крымскими татарами.

Глава 261. Как решился вопрос с крымскими татарами.

 

 

 

 

 

 

Рассмотрим этот особо важный вопрос о крымских татарах. Сегодня Запад вопит, что права крымских татар жестоко нарушаются, в российском Крыму происходят на них гонения, дискриминация, запрещают говорить на родном языке и вообще просто не любят. Здесь мы как всегда сталкиваемся с западными мифами. На самом деле ситуация иная, и в этом можно легко убедиться если спросить именно местных татар, тех самых крымских, которые живут именно в Крыму, а не пишут провокационные статьи из Киева и Вашингтона.

 

««В составе России мы в безопасности, и давно отреклись от джемилевских террористов, — крымско-татарская писательница».

Крымские татары, проживающие на территории Крымского полуострова, давно отреклись от своих соотечественников из нелегального «меджлиса», ставших на тропу терроризма и за деньги обслуживающих интересы Киева и Турции. Об этом в авторской колонке на страницах «Известий» сообщила крымско-татарская писательница Диана Кади, возмущенная, что Джемилев (беглый прозападный татарин меджлиса) не исключил возможности переброски батальона своих боевиков в Крым, якобы для спасения соотечественников.

В реальность Россию кучкой радикалов не запугать, отмечает писательница. А самим крымским татарам спасение от Мустафы Джемилева без надобности. Одновременно Кади полагает, что все угрозы джемилевских террористов — блеф и элемент информационной войны. Для нее не секрет, что главная цель террористов — в очередной раз скомпрометировать простых крымских татар в глазах русского населения Крыма. Но провокаторам это не удастся, уверила она.

Мустафа Джемилев, турецкий грантополучатель и по совместительству уполномоченный президента Украины по вопросам крымско-татарского народа, заявил о формировании «батальона смертников» (которых собираются отправить в Крым для террористических актов и провокаций среди населения).

«Бойцы будут охранять границу, усиливать украинское присутствие в херсонском регионе. Но не исключается, что если в Крыму начнутся какие-то кровавые вещи, то этот батальон, видимо, будет приходить на помощь своим соотечественникам, чего бы это им ни стоило», — поведал журналистам украинский депутат Джемилев.

«Правда, не совсем понятно, рассказал ли Мустафа своим новобранцам, что произошло с предыдущим, — ведь это уже не первый батальон, созданный отщепенцами крымско-татарского происхождения, — отмечает писательница. — Раньше лидеры меджлиса называли свои вооруженные группировки не столь радикально. Что приходит на ум при слове «батальон смертников»? Добровольцы, готовые на смерть ради счастья в загробной жизни, и идейные террористы? Вот именно. В информационной войне Мустафа Джемилев и его пиарщики бесподобны. Осталось только разобраться, для чего устрашать крымчан, называя все это «помощью соотечественникам». Неужели создатели батальона думают, будто Россию можно запугать кучкой радикалов?» (Уничтожать террористов России не в первой, так что любой террорист в России заведомо смертник, ибо пощады таким нет).

«В составе России мы в безопасности, и это один из главных аргументов в обсуждениях, что же приобрела Таврида после возвращения на Родину, — подчеркивает Кади. — Стоит ли всерьез воспринимать пиар-акции украинских депутатов, кормящихся с рук Эрдогона? Уверена, что нет. Все эти громкие заявления так и останутся словами. Главное, чтобы россияне верили обычным крымским татарам, которые давно отреклись от действий провокаторов и террористов».

12 апреля 2016.

Взято с сайта: izvestia.ru.

 

Вот так – так говорят крымские татары, которые действительно живут в Крыму, а не те, что обитают на просторах интернета и являются не крымскими татарами, а не более чем троллями.

 

В продолжение этой важной темы еще одна познавательная статья от 25 Февраля 2016 года:

««Почему крымские татары отвернулись от Турции Эрдогона?»

Жизнь идет своим чередом, скоро будет вторая годовщина Референдума в Крыму. После него в размеренной и неторопливой жизни крымчан начался калейдоскоп изменений, за два года жизнь кардинально поменялась. Перед Референдумом была серьезная проблема, из-за которой России украинские патриоты пророчили и хаос, и войну, и теракты, и все египетские казни. Это была проблема крымских татар.

Но за прошедшее время российское руководство смогло решить проблему, которую турецкие и украинские спецслужбы создавали на протяжении десятилетий, и сделать невозможной планируемую в рамках возрождения Османской империи турецкую реконкисту в Крыму.

Возвращение крымских татар еще во времена СССР создало настоящую проблему. Бывшие хозяева, вернувшись на историческую Родину, нашли там новый порядок вещей, который никто из местных не собирался менять. Но развал Союза создал в Крыму новую реальность. Граница, которая раньше была на замке, пала, и на полуостров устремились турецкие спецслужбы, нашедшие полное взаимопонимание со своими украинскими коллегами в деле уничтожения русского влияния в Крыму.

Татарам в Крыму украинская власть раздала огромное количество обещаний, которые так за 25 лет и не смогла выполнить. Шли годы, и большая часть татар, самостоятельно строила свою жизнь, бизнесы, а некоторая часть полукриминиальными схемами крутила с землей, но реальной поддержки своих интересов от украинских властей они не получали никогда. Татарский фактор использовали только для нагнетания раскола между жителями Крыма, разжигая максимально вражду между татарской общиной и русскими крымчанами, особенно перед очередными выборами.

В то же время Анкара проводила более последовательную и дальновидную политику в регионе.

Тут стоит вспомнить некоторые детали о деятельности меджлиса татар. Еще в 90-е годы он стал полностью подконтрольным турецким спецслужбам, при этом по законодательству Украины он был полностью незаконным. Официально меджлис стал на Украине «в законе» 20 марта 2014 года, то есть через несколько дней после Референдума в Крыму.

Фактически, это был инструмент влияния Турции на ситуацию в Крыму, причем за счет серьезных социальных программ по поддержке татарского населения он пользовался значительным уважением и концентрировал татарские бизнес-элиты под контролем Анкары. При этом его влияние на административный аппарат украинских региональных властей было очень значительным, что позволяло организовывать, как на конвейере, бизнес схемы с «самозахватом» земель в курортных местах под словесным прикрытием «компенсаций» за депортацию.

Таким образом, интересы меджлиса пересекались с криминалитетом, турецкими спецслужбами и националистическими структурами Украины, которые видели в нем инструмент для уравновешивания российского влияния на Крым. Из конкретных примеров, кроме земельных самозахватов, можно вспомнить практику поощрения рождаемости в татарских семьях, когда из Турции через меджлис татарская семья получала ежемесячно на каждого ребенка около 100 долларов. В 90-е и нулевые годы это была очень значительная поддержка для простой татарской семьи. Плюс к этому обычное активное участие в туристическом бизнесе позволило расширить татарам экономическую экспансию на полуострове.

И при этом на местах не скрывалась и прямо декларировалась итоговая цель этих действий — Турция хотела повторить Косовский прецедент. Когда исламское население при поддержке извне, в силу своих традиций и менталитета, в считанные десятилетия может изменить этническую картину региона. Как албанцы в Косово из меньшинства за 20 лет стали большинством, так и в Крыму, при сохранении подобных тенденций, Турция могла бы вырастить непропорционально большую долю татарской общины в Крыму. Ведь кроме просто стимулирования рождаемости, в горных и отдаленных степных селах происходили и процессы «выдавливания» славянского населения, создания атмосферы неприятия к русским и украинцам. И опять же, это происходило с одобрения украинских властей.

Все эти противоречия усилились в разгар конфликта в Киеве на майдане 2013-14 гг. и последующих событий Крымской весны. Ведь представители новых властей в Киеве, пришедших к власти после переворота, вовсе не скрывали, что они хотят сделать с Крымом. Достаточно одной фразы про то, что Крым будет либо украинским, либо безлюдным (заявление бандероца-правосека Моськачука).

Именно поэтому подавляющая часть населения Крыма и проголосовала на Референдуме за воссоединение с Россией. В том числе и крымские татары, хотя среди них был высок процент не ходивших на Референдум, да и процент тех, кто был против, так же был выше среднекрымского. Тем не менее, около половины татарского населения поддержали переход Крыма в Россию.

Именно здесь украинские «патриоты» и должны искать корни «зрады». Убитые крымские беркутовцы, националистическая истерия, «москаляку на гиляку» — тот, кто это делал и кричал, стали настоящей причиной последующих событий.

И на это было несколько серьезных причин. Помимо обещания учитывать интересы татарского народа в Крыму, Крым незадолго до Референдума посетили два очень влиятельных и уважаемых человека в Исламском Мире, а особенно среди мусульман России. Это Минтимер Шаймиев и «любимый» свидомитами Рамзан Кадыров. Они провели встречи с представителями татарской общины Крыма, пообщались с наиболее влиятельными людьми и, по сути, привезли «пряник» и «кнут».

Шаймиев привез «пряник». Учитывая, что экономические интересы большинства татар — это сфера услуг, туризма, им была гарантирована неприкосновенность бизнеса и популярно объяснено на примерах Казани, что татарские этносы вполне нормально уживаются в России без какой-либо дискриминации, достаточно неплохо зарабатывают, а увеличившийся поток русских туристов в Крым приведет к процветанию тех татар, кто сделает своей целью мирный созидательный труд.

Кадыров при этом говорил скорее про кнут: для тех татар, кто хотел сделать своей целью кровь, ненависть, было полезно узнать про судьбу подобных деятелей в Чечне. И то, насколько эффективные механизмы для этого существуют. Поэтому татарская община в целом призадумалась и вполне резонно решила, что стать «сакральной» жертвой — для киевского (вашингтонского) режима не столь уж и хорошая участь. И решила не жертвовать собой ради украинизации Крыма.

Помня о цене обещаний украинской власти, община в итоге приняла мудрое решение о нейтралитете. И заодно стала внимательно наблюдать за реальными действиями России и выполнением ее обещаний.

Это были обещания узаконить права татар в Крыму, дать возможность сохранить и развивать свою культуру, язык. За прошедшие два года татар за исключением криминалитета и боевиков «тахрировцев» (воспитанников турецких спецслужб) никто не трогал, хотя они большей частью сразу уехали на материк, на Украину, и потом отличились в «блокаде» Крыма.

Были вскрыты многие схроны с оружием, приготовленные для действий боевиков еще задолго до майдана. Тогда же прошерстили агентуру СБУ, кардинально почистили города и села от сетей наркопритонов, о которых раньше милиция знала, но трогать их было нельзя, поскольку они отчисляли процент «семье» и являлись частью агентов влияния. Плюс пресекались возможности влиять на настроение татарской общины извне, через тот же меджлис, деятельность которого по старокрымской привычке была запрещена. И раскрыты «спящие» подпольные ячейки радикалов, планировавшие террористические акты и диверсионные действия.

Еще одним важным инструментом турецкого влияния, кроме Меджлиса, была запрещенная в России организация «Хиз бут Тахрир», по сути молодежная радикальная группировка исламского толка. Первые серьезные упоминания про лагеря по подготовке татарских радикалов в Крыму появились уже в конце 90-х. К первому майдану их существование было для крымчан секретом полишинеля, наибольшее число их располагалось в окрестностях поселка Старый Крым.

В дальнейшем в ходе конфликтов в Сирии и других горячих точках Арабского Мира, значительная часть радикалов «тахрировцев» прошла боевое крещение. Они получили боевой опыт, закалились в боях, укрепили связи с «коллегами» и «кураторами». По разным оценкам, численность «тахрировцев» в Крыму перед майданом оценивалась от двух-трех до семи-восьми тысяч подготовленных бойцов — на самом деле немалая сила.

Можно лишь примерно оценивать, какие им были уготованы планы для действий в Крыму, но в ходе стремительной Крымской весны тот фактор был нивелирован усилиями Шаймиева и Кадырова. По сути, благодаря Шаймиеву бизнес-элиты татарской общины переориентировались на Казань вместо Анкары и согласились на сотрудничество с российскими властями. А Кадыров смог найти аргументы для нейтрализации «тахрировцев». Им было позволено покинуть Крым, и я, разумеется, не знаю всех деталей этих событий, но по факту дестабилизировать обстановку в Крыму они даже не попытались, все обошлось без каких-либо эксцессов. Видимо, важную часть для нейтрализации их влияния оказали и татарские бизнес круги.

Разумеется, процесс переноса центра координации и сотрудничества с Анкары в Казань не был единогласным, наиболее активные протурецкие деятели меджлиса вместе с радикалами покинули полуостров. И именно они, будучи послушным инструментарием в турецких руках, стали главными устроителями «блокад» Крыма прошлой осенью. Причем за этими «блокадами» прорисовывается несколько интересных маркеров.

Во-первых, это подрыв агробизнеса сопредельных с Крымом регионов в ходе продуктовой блокады. В основном это Херсонская область.

Во-вторых, это регулярные телодвижения в законодательном поле про виртуальный Крым, который рисуют у себя в воображении киевские власти, и в этом виртуальном Крыму, в пику реальному, легко отдают государственные институты в руки протурецких татар и радикалов. И если для режима в Киеве, это не более чем троллинг и булавочные уколы в сторону России, то радикалы стараются облечь эти виртуальные действия в реальные формы. Уже ставится вопрос об организации на Херсонщине новой татарской автономии, на территории которой местному населению придется потесниться.

В-третьих, за счет усиления взаимодействия с турецкими спецслужбами татарские радикалы становятся, по сути, турецким авангардом на территории Украины, который из виртуального Крыма все более перехватывает контроль над приграничными с Крымом регионами.

Одной из наглядных иллюстраций эти тенденций, становится открытие ежедневных рейсов из Херсона в Стамбул. Ранее это как-то можно было объяснить потоком туристов, но сейчас его нет. Линию обслуживают самолеты «Турецких авиалиний». По сути, сегодня это основная загрузка аэропорта. И при этом далеко не каждый крупный украинский город имеет ежедневные рейсы на Стамбул, что вообще несколько странно для довольно небольшого и экономически депрессивного Херсона.

Исходя из этих маркеров, вырисовывается, что Херсонской области уготована судьба стать «кормовой базой» для турецкого анклава в Причерноморье и, возможно, «сакральной» жертвой для продолжения противостояния на Украине, особенно в свете фактического примирения на Донбассе. То есть новой горячей точкой, которая должна не давать потухнуть гражданскому конфликту на Украине, подпитывая его новой ненавистью и агрессией.

Разумеется, местному населению Херсонщины это все не по душе. Тем самым закладывается побудительная мотивация к развитию конфликта. Тем более что в ситуации, когда Киев сдает интересы местных жителей в пользу татарско-турецкого анклава, нетрудно предугадать и конечную цель – провоцирование России на силовой ответ и информационные атаки в стиле «ПутинслилХерсон». А для остального населения Украины продолжает действовать эффект «осажденной крепости», и продолжает укрепляться информационно-пропагандистский щит укроСМИ. Ведь без войны либо ее имитации режим в Киеве обречен, и лишь война может помочь ему удерживаться у власти более-менее продолжительное время.

Поэтому роль татарского фактора за пределами Крыма по-прежнему довольно высока и актуальна. Его потенциалом пренебрегать нельзя, тем более учитывая, что «кукловоды» остались те же, и их цели по-прежнему довольно деструктивны.

Но вернемся в Крым. Что же сейчас происходит с татарами в Крыму? Законопослушные татары честно трудятся на многочисленных предприятиях полуострова в частной и бюджетной сфере. Татарские предприниматели продолжают развивать свои гостиницы, лавки, чайханы и прочие направления как турбизнеса, так и сферы услуг.

Что же касается обещаний про сохранение и поддержку татарского языка и культуры, вот недавняя новость про то, что в Крыму впервые издано 45 тысяч экземпляров учебников на крымско-татарском языке.

«В Республике Крым для обеспечения школ (классов) с крымско-татарским языком обучения издано 43 наименования учебников общим тиражом 45 тысяч экземпляров». Об этом сегодня сообщили в пресс-службе министерства образования, науки и молодежи Республики Крым.

По информации пресс-службы, на основе учебного плана для общеобразовательных школ был составлен перечень из 56 наименований учебников для учащихся 1-9 классов, которые необходимо было перевести на крымско-татарский язык.

Для перевода, редактирования и корректировки переведенных рукописей Министерство Образования сформировал группу специалистов, а московское издательство «Просвещение» обеспечило печать и доставку учебников в Крым».

Вот на деле и проверяется, чей способ «уговорить» колеблющихся и не очень лояльных эффективнее. Россия смогла найти нужные слова и сделать дела для того, чтоб сотни тысяч татар в Крыму, то есть большая часть татарской общины, согласились стать гражданами России и приняли этот факт. Тем более что Крым живет не в вакууме и хорошо видит ту перспективу, которая ему была уготована протурецким меджлисом и проамериканским Киевом.

Так что древняя истина, что любовь сильнее пушек, в очередной раз нашла свое подтверждение».

Автор:  yurasumy  (25.02.16)

Взято с сайта: politrussia.com (Главный Редактор Руслан Осташко).

 

«Татары — это вторая по численности народность России. Уже многие века мы, русские, с ними живем вместе, и татары уже давно называют себя русскими, а мы уже давно называем их братьями».

Дмитрий Lucky-DAF Федосов.

 

«Не только от русских зависело возвращение Крыма, но и крымские татары очень помогли. А всего в Крыму около 170 народов, то есть Крым – это как мини-Россия».

Карен Георгиевич Шахназаров, Выдающийся Советский и Российский Кинорежиссер, Народный Артист РФ.

 

«Если Госдепу США необходима такая организация, общественное движение как меджлис крымско-татарского народа, и они считают его деятельность демократической, то пусть у себя в стране создают такие организации».

Наталья Поклонская, Прокурор Крыма.

 

«С присоединение Крыма к России президент Путин издал указ о полной реабилитации крымских татар со времен Великой Отечественной войны, полностью закрыв этот долгосрочный вопрос».

Дмитрий Lucky-DAF Федосов.

 

 

«Путин проявил уважение к крымско-татарскому народу, и они оценили это».

Дмитрий Lucky-DAF Федосов.

 

«В России, на которую пытались навесить в своё время ярлык «тюрьмы народов», за века не исчез ни один, даже самый малый этнос. Все они сохранили не только внутреннюю самостоятельность и культурную идентичность, но и своё историческое пространство».

Владимир Путин.

 

«Тем, кто смеет называть Русь «тюрьмой народов» (а это всегда исходит из уст «западников»), следует напомнить, что современные нам западные страны и империи, в том числе США, являются кладбищами народов».

Вадим Валерианович Кожинов, Советский Публицист, из книги «История Руси».

 

«Крымским татарам был задан вопрос:

«Хотели ли вы куда-нибудь переехать из Крыма в составе России, например на Украину или в любую другую страну?»

2% опрошенных не против переехать в другой регион России;

10% готовы поменять место жительства в пределах Крыма;

Остальных всё устраивает, причём ни одного человека не заявило о том, что хочет переехать на Украину».

Опрос проведен в Феврале-Марте 2017.

 

«Крымские татары обратились с письмом в ООН с просьбой признать Крым российским».

Факт.

 

«За Крым ещё пойдёт борьба –

Исход заведомо известен.

В весь Мир ответит Крым сполна:

«- С Россией я, и торг здесь неуместен!»».

Дмитрий Lucky-DAF Федосов.

 

 

 

 

 

Отправить ответ

avatar
  Subscribe  
Notify of