Глава 190. Крымская весна: керченский ОМОН Беркут.

Глава 190. Крымская весна: керченский ОМОН Беркут.

 

Российская Федерация

Герои Крым и Севастополь

19 Марта 2016 год

 

 

Вот некоторые из важных воспоминаний по майдану от офицера Беркута из Крыма, который не просто находился тогда в Киеве, но он и его коллеги принимали непосредственное участие в самой гуще событий того путча.

Взято из видео в интернете: «Крымская весна: керченский ОМОН Беркут». (Посмотрите самостоятельно, заглянув в глаза офицерам).

«Воспоминания командира оперативной роты ОМОН Беркут города Керчь (Крым), подполковника полиции (ныне служащего в Российском Крыму) Олега Шевченко о событиях 2014 года на «майдане» и в Крыму:

— Для нас майдан начался с ноября месяца (2013), когда начались первые волнения на майдане, и как бы, начали собираться «студенты». Наше подразделение получило приказ от Министра МВД, частично подразделение вывезти в город Киев, то есть половина уехало – половина осталась на территории Крыма. Оставшиеся наблюдали в телевизор, созванивались, общались – все это было каждый день, было тяжело, было непонимание определенное – почему так происходит? И в конце декабря был получен приказ – ребята вернулись назад из Киева, то есть вернулись домой и вроде бы как майдан уже должен был прекратиться. Но 7 января 14-го года подразделение получило приказ о срочном выезде в Киев, так как начался второй виток майдана, начались беспорядки.

Мы находились непосредственно на улице Грушевского и улице Институтской – 2 месяца (самый центр Киева). Отдыхали и спали в основном в автобусах либо же на улицах. Жили на улице, на Институтской улице, тот период времени, который там были. На Грушевского жили в основном в автобусах. Потом выделили нам коридоры кабинета министров, то есть размещались в коридорах. Иногда получалось выезжать в арендованные там мини-гостинницы, пансионаты какие-то для того, чтобы помыться, постирать вещи.

Видео с майдана с бойцами Беркута. Озвучивает один из бойцов:

— Сегодня считается перемирие, но наши солдаты стоят (прикрываясь щитами от противоположной стороны, откуда валит дым)!  Смотрите, вы можете видеть – вон летят камни. Это день перемирия. Камни летят! Это такой мир!

Продолжает свой рассказ интервьюеру Олег Шевченко:

— Задача всегда перед подразделением стоит – это охрана общественного порядка и недопущения каких-то террористических проявлений, то есть, государственного переворота. Команда Министра МВД, на тот момент Захарченко, была стоять, силу не применять, и не допустить в правительственный квартал: улица Грушевского и Банковская, где Администрация Президента, Верховная Рада, Кабинет Министров.

Спецсредства у нас были. Спецсредства были активной защиты. Самое злостное спецсредство у нас было – это резиновая дубинка. Команда Министра была, что подразделение выдвигается в город Киев без оружия. С оружием подразделение находилось в местах дислокации, то есть наше оружие, крымского подразделения, находилось в Крыму. То есть ни один сотрудник Беркута – все были без оружия. Оружия ни у кого не было.

Интервьюер: Вы помните самые тяжелые моменты? Что вам запомнилось?

Олег Шевченко:

— Да запомнилось все – стереть это невозможно. Как по ребятам ВэВэшникам (армейцы), молодым срочникам, бросали камни, в основном под ударом были они. Им была дана команда как военнослужащим. Беркут тоже получал. Когда уже были активные фазы – заходили ВэВэшники, менялись с Беркутом местами, и уже все на себя принимал Беркут, то есть уже взрослые бойцы – где-то они уже были обкатаны, они уже профессионалы, что-то умеют.

Яркие события – это 19 января, когда на улице Грушевского радикалы протестующие, недовольные, начали жечь автобусы, сожгли автобус ВВ, сожгли спецмашины, то есть была спецмашина газовой службы, еще частные машины были. Все что им попалось под руку, все это они сожгли удачно, и реакции государства на это не последовало вообще. Команды на какие-то активные действия Беркута тоже не было – стойте, наблюдайте, смотрите, отбивайтесь.

Когда начали убивать, расстреливать из толпы просто, расстреливать Беркут, но опять же руководство МВД и руководство страны на тот момент в лице товарищей Януковича и Захарченко делали вид, что ничего не происходит, хотя все об этом знали.

На видео один из бойцов Беркута показывает свой щит с очевидными пулевыми вмятинами, и комментирует это:

— Это не какая-то стекляшка, это натуральная пуля…

Олег Шевченко:

— В конце февраля начали гибнуть ребята. Рядом с нами очень много раненых, очень много погибло ребят и ВэВэшники, и Беркут. Из, где-то, 150 человек находящихся на майдане (от Керчи), порядка 45-50 человек приехали домой с огнестрельными ранениями.

Мы недоумевали – почему руководство страны не отдает никакого приказа для подавления, даже силовым методом, этого всего?

Естественно каждый день кто-то звонил – это жены, это отцы, это дети, это все. Все звонили и задавали вопросы – как, что? Правду ли показывают по телевизору или неправду показывают? Но, естественно, на тот момент родственникам мы говорили, что все это выдумки, что все спокойно, это надумано все операторами СМИ.

Яцеглюк пришел (после захвата страны), Поросенко – небезызвестный, Тучина – от них мы получили команду покинуть майдан, покинуть Киев. Но покинуть Киев было не так просто. Везде стояли блокпосты со всех сторон, все было окружено, и просто так выехать было просто нереально. Напролом – как обычно это бывает, и очень много ребят пострадало, и очень много ребят погибло на отъезде домой. Как-то так получилось. Волей Бога, наверное, волей судьбы мы просто выехали – так должно было быть, мы выехали, значит так надо.

Показывают кадры, где Керченский Беркут встречают аплодисментами и дружными словами:

— Спасибо, спасибо, спасибо…

Олег Шевченко:

— На душе было очень тяжело и горько, наверное, и больно – 21 век, центр страны и произошли такие действия, что погибли как сотрудники Беркута, как бойцы ВВ, так и обычные гражданские лица.

Было только лишь одно – вернуться домой и защитить Крым, то есть решение это было принято уже по дороге. Мы на все на это посмотрели, и мы прекрасно понимали, что в Крыму мы этого не хотим. Мы получили приказ от Аквакова (провозглашенный на майдане министр МВД), подписанное, о расформировании подразделения (Беркута), и именно в тот день нам всем, то есть всем крымским подразделениям, каждым человеком, было принято решение – не подчиняться этому преступному приказу. Тогда мы взяли оружие в руки, и тогда же было принято решение о выезде на Чонгар, на Турецкий вал, на завод Титан и Рыбацкую стрелку (перешейки и территории, связывающие Крым с материковой Украиной), для того чтобы выехало подразделение и защищало Крым именно от приезда нежданных и незваных гостей и Яножа и его компании.

Мы переступаем закон, да, но почему кому-то в Киеве можно расстреливать людей, расстреливать сотрудников Беркута, расстреливать бойцов ВВ, почему нам нельзя просто не последовать приказу, а защитить жителей Крыма, защитить свои семьи?

На въездах в Крым провокации были: пытались заезжать и «товарищи» радикалы и завозить оружие с собой пытались. Пытались и блокпосты прорывать – то есть на скорости на машинах.

Самыми первыми, кто отозвался на то, чтобы защитить нашу землю – это были кубанские казаки. Эти люди приехали. Они приехали не вооруженные, на голом энтузиазме, естественно у казаков оружия не было. Да, поддержка была, поддержка была очень сильная (именно от казаков, а не от тайных путинских агентов). Мы, находясь на постах, выполняли свою службу, и уже было принято решение тогда, что Крым будет отсоединяться, что мы будем отсоединяться, и голосовать, естественно, за Россию, потому что Крым – это исконно российский регион.

Когда же Крым был уже полностью принят под юрисдикцию Российской Федерации и когда уже были организованы посты-переходы – полностью сформирована граница (с Украиной), мы получили команду вернуться в места постоянной дислокации (только после этого Беркут перестал охранять границу Крыма). Тогда для нас уже было – фух, все, выдохнули.

Ни мы, как сотрудники подразделения Беркут, ни жители Крыма никогда не пожалеют о том, что сделали они этот выбор – у нас не гибнут дети, у нас не стреляют (в отличие от затянувшейся гражданской войны на материковой Украине), у нас тихо, у нас спокойно – все сделано правильно, и все делается правильно. Так и должно быть».

Так и должно быть.

 

 

 

«Ты встал на стражу государства,

Но защищаешь ты Народ,

Ведь от любого зла и бранства,

Ты защищаешь лишь Его.

Ведь без людей — дома, машины,

Дороги лишь, да тишина.

А жизнь людская, кровь родная,

Так и зовётся – Родина».

Дмитрий Lucky-DAF Федосов.

 

«Те, кто не любит нашу полицию и спецслужбы, просто не знают, сколько раз они спасали их родственников и их самих от самых разных опаснейших преступников».

Дмитрий Lucky-DAF Федосов.

 

«Все Мы – Беркут!»

Название Российского Фонда, поддержавшего Беркут, а на деле – взгляд Всей России.

 

«Беркут – русские своих не бросают».

Популярная надпись на нашивках крымских бойцов.

 

«16 Января – День Беркута. Беркут – Единственные Герои, которые были на майдане. Их жгли, их убивали, их предали… А потом за них заступился Крым…»

Из Народа.

 

«Ура Крымскому Беркуту!»

Народ Крыма.

 

Отправить ответ

avatar
  Subscribe  
Notify of