Глава 18. Затишье перед бурей.

Глава 18. Затишье перед бурей.

 

Украина, Киевская область

Город-Герой Киев

7 января 2014 год

 

 

Андрей шёл строем вместе с Макаром и Остапом в колонне «правого сектора», которая демонстративно прошла со своими красно-чёрными флагами через всю территорию майдана. У некоторых участников этого движения уже появились настоящие эсэсовские нашивки и даже татуировки со свастикой, но Андрей к такому не стремился – он просто отрабатывал свои деньги, в отличие от того же Макара, который где-то раздобыл книгу Гитлера «Майн кампф» и даже стал читать её! По мнению Андрея в правом секторе не всё было так плохо, но были и действительно  отмороженные люди, хотя об этом он естественно никому не рассказывал.

Их патруль во многом был формальным, поскольку на майдане им никто не угрожал, но при виде ровной колонны, в которой ходили строем несколько десятков парней в масках и с дубинками, многие демонстранты майдана в очередной раз вспоминали, что всё чем они здесь занимаются вполне серьезно, и даже если на них всё-таки и накинутся бойцы Беркута, то им сможет противостоять определенная сила.

Постепенно правый сектор начал набирать определенный вес и влияние на майдане, и теперь уже был чем-то вроде боевого подразделения у демонстрантов майдана, поскольку эти парни всегда были смелыми и готовы на всё. Кто-то утверждал, что смелость их специально поддерживают, давая им наркотические средства, и в этом можно было бы сомневаться, скидывая всё это на легенды майдана, которые как грибы росли в интернете, да вот только Андрею лично не раз предлагали таблетки с выбитым на них веселым смайликами, от которых у многих парней просто башню сносило. Употребляя же такие таблетки постоянно, человек становился зависимым, и хотел возвращаться к этому состоянию снова и снова. Подобная зависимость уже появилась у Остапа, да и Макара тоже. Но сам Андрей вынужденно съел эти колеса лишь пару раз, когда Змей лично смотрел, чтобы каждый парень из правого сектора был в тонусе. Но Андрею не понравилось то, что с ним творилось под этими таблетками – это состояние он мог бы охарактеризовать как «не владение, не управление собой». А не контролировать себя Андрей не любил, считая, что именно так себя и теряют и, к сожалению далеко не всегда потом находят.

Сегодня на улице был очередной январский день, и жизнь продолжалась, как продолжалось и столпотворение на майдане. Будущее Украины было туманным, каким было и это туманное утро.

Порой Андрей останавливал себя на мысли: «А что я творю?» Но затем снова вспоминал о том, что пока он только так может зарабатывать деньги и обеспечить свою семью. Парень не раз слышал о том, что оппозиция реально намерена скинуть президента и стать на его место, а всем тем, кто в этом участвовал, так же будет оказана всяческая помощь, да и вообще жизнь на Украине наконец-то пойдет как надо. Но было ли это правдой? Этого Андрей не знал. Он просто плыл по течению и как мог, готовился принять от судьбы новые действия.

Теперь Андрей стал бойцом правого сектора, и вместе с остальными парнями ему пришлось заняться определенной физической подготовкой, а так же вкусить идеологию данной организации. Идеология Андрею не то чтобы не понравилась – он просто посчитал её полным бредом. Националистические взгляды этой организации порой были жестоки даже к своим украинцам, поскольку как понял Андрей, правый сектор во многом преследовали не патриотические, а свои цели. Ко всему Андрей так и не понял, за что можно уважать и боготворить таких предателей как Бандера или Шухевич, которые были главными примерами красно-черных?

Порой ему казалось, что вот именно поэтому на майдане и раздавали наркотики и алкоголь – именно для того, чтобы люди не думали. Но как бы бредово всё не казалось, Андрей всё же ни с кем не спорил поскольку, как и обещалось каждый день им стали выплачивать вполне приличные деньги, а ради этого можно было потерпеть и сумасшедших.Именно поэтому в правый сектор каждый день стало приходить всё больше и больше молодых людей – одних привлекали деньги, других беспредел, к которому осознанно готовили дерзких бойцов. Постепенно майдан создавал свою маленькую армию а, как известно, любую армию готовят к самому главному – к бою. И как понимал Андрей, по настрою координаторов, решительные действия против власти могли начаться в самое ближайшее время. Пожалуй, если бы не вечно подначивающие его Остап и Макар, то Андрей бы так и остался простым демонстрантом или вообще бы уже уехал домой. Но, как и многие свои соотечественники, он всё ещё оставался, здесь ожидая очередного дня, который принесет новые события и новые деньги.

Закончив обход, отряд красно-чёрных бойцов разошелся по своим делам и трое парней, пристроившись у одной из палаток майдана, присела на кучу черных покрышек стала играть в карты.

— Ну что давай в дурака? – предложил Остап.

— Давай, — согласился Андрей, и Макар стал на всех раздавать карты.

Как обычно завязался разговор о последних новостях майдана, а между тем Макар и Остап прямо с утра совсем не стесняясь, стали распивать две бутылки дорогого итальянского вина, которые правый сектор бесцеремонно отжал в одном из местных магазинчиков в центре Киева.

— Ничего-ничего, вот новогодние праздники закончатся, и снова начнём крупные митинги против Януковича с его правительством затевать, — рассуждал Остап, не спуская взгляда со своих карт, — А то многие же на новый год по домам разъехались, семьи же как-никак у многих есть, но они скоро вернутся, и тогда…

— Тогда капец Януковичу придёт! – громко прокричал Макар, а затем сделал несколько больших глотков вина прямо из горла.

— Да фигня это всё мне кажется, — махнул рукой в его сторону Андрей.

— Да как же это фигня? – не понял логики Макар, — Ты, что сомневаешься в нашем деле? – и снова отпил вина, — У нас всё получится! С нами Запад, Америка! Великая Америка, имеющая самую грозную армию в Мире! Москали их боятся. Путин не решится выступить против Америки и Европы и перестанет помогать Януковичу беспределить здесь. Поэтому мы прогоним этого нерадивого президента, и уже вскоре у нас появится новый президент, который начнёт превращать Украину в западную страну! Вот тогда-то жизнь и начнётся!

— Эх, прямо сейчас её, жизнь эту, уже хочется, — вздохнул Остап и тоже отхлебнул винца, смакуя его при этом как истинный аристократ, только одетый как бандит.

Андрей улыбнулся, сделал свой ход, положив карты на покрышки, и затем сказал Макару:

— Ты прям, как Остап Бендер говоришь, как это было у Ильфа и Петрова в «Двенадцати стульях». Тот тоже обманчиво кричал: «Заграница нам поможет!»

— Ну а что здесь плохого? – нахмурился Макар, окончательно осушив свою бутылку, но при этом не растерялся и забрал бутылку у Остапа.

— Плохого? – переспросил Андрей, вопросительно подняв бровь, — А я отвечу — скажите мне друзья в кого мы превращаемся?

Макар немного призадумался, почесав голову, а затем нашелся с хорошим ответом:

— Мы превращаемся в героев своего народа, вот в кого! И не надо Андрей тут ни в чём сомневаться – мы здесь не в игры играем, а стараемся ради будущего нашей Украины, ради будущего наших будущих детей, ради всего! По-моему это вполне достойный аргумент и плевать, кто нам при этом будет помогать – главное, что наша страна не безразлична другим.

— Как бы это не безразличие не обернулось нам боком… — вздыхая сказал Андрей.

— Да ну что ты и в самом деле постоянно сомневаешься? – спросил его Остап, — Всё нормально будет. Не забывай, что мы здесь просто деньги зарабатываем вот и всё. И ведь, по сути и нам с тобой на Украину плевать, да и самой Украине на нас точно плевать. И не надо говорить, что на майдане у тебя вдруг патриотические чувства заиграли, и тебе вдруг стало жалко Януковича или это заевшийся Киев. Не рассказывай нам сказки Андрюха – а то получается что мы плохие, а ты как бы хороший. Не фига! Мы все в одной лодке. Так что… если мы дураки, то и ты такой же дурак, — Остап побил все его карты своими, оставив Андрея в дураках, – Игра окончена, но расстраивайся Андрюха, вон смотри пирожки раздают, давай тоже тяпнем?

— Опа, и я тоже хочу! — стал смотреть по сторонам Макар, — Где ты её увидел?

— Да вон бродит старая, — кивнул Остап в сторону сваленных в кучу деревянных баррикад.

Тут уже все парни заметили, как среди демонстрантов ходила старенькая, но миловидная бабушка, повязанная в косыночку голубого цвета, и из вязаной сумочки всем раздавала маленькие пирожки.

— Воу бабулечка! – крикнул ей Макар, — Покорми внуков, если не жалко, а то изголодались тут уж совсем!

Милая бабушка, отдав парочку пирожков компании парней с украинскими флагами на плечах, поспешила на зов Макара.

— Иду-иду внучата, — подойдя поближе радостно добрым голосом произнесла она, — Вот пирожков напекла побольше, а то смотрю все стоят и стоят на площади ребята. А холод-то какой! А кто ж их кормит-то думаю? Вот и решила покормить кого смогу.

— Это ты правильно сделала бабуля, Родина тебя не забудет, — улыбнулся Остап и засунул руки в вязанную сумку. Макар так же бесцеремонно полез в сумку вслед за Остапом урвавшим пять пирожков. Один только Андрей любезно получил несколько пирожков из рук так удачно им встретившейся бабушки.

После раздачи мучного с картошкой и капустой компания стала с довольным видом оценивать стряпню бабули, которой было небезразлично здоровье молодых демонстрантов.

— Спасибо вам бабушка, — за всех поблагодарил её Андрей.

— Да на здоровье ребятки, поешьте внучки на здоровьице, — немного засмущавшись, произнесла старушка.

— Да пирожки такие зачётные, — одобрительно кивнул Остап не прекращая жевать.

Мимо прошло ещё несколько парней из правого сектора, и добрая бабуля их всех тоже угостила. А затем, пока еще не успела уйти, напоследок решила спросить у ребят:

— А вы откуда ребятки? – из чистого интереса спросила она.

— Мы из Львова, — ответил за всех Макар, и гордо добавил, жуя пирожок, — Вот приехали порядок в стране наводить.

— Ну, это понятно, — кивнула бабуля, — И как же вы тут, не мёрзнете?

— Да нет, бабуль всё нормуль, мы же в администрации живём, а там тепло и все свои, — ответил Остап, а после добавил, немного подумав, — Ничего скоро в резиденции президента уже будем отдыхать. Ещё чуть-чуть осталось, и погоним Януковича как бешеного пса!

Бабушка послушала Остапа, и глубоко вздохнув, произнесла:

— Ох, что же это в стране творится то ребятки? А если и правда Януковича прогоните, кто ж тогда на его место пойдет?

— Да найдется кто-нибудь достойный, — пробубнил, жуя очередной пирожок Остап, — Я за Виталю Клячко – он мужик боевой, вот нам такой и нужен. Тем более он с Европой дружит, гражданство у него чтоль немецкое есть, а значит и Украину сможет сблизить с Западом.

Но как заметил Андрей по глазам бабушки, что слова Остапа её совсем не успокоили, а даже скорее наоборот расстроили и взволновали, поэтому она продолжила свою тему с привычным женским переживанием за будущее:

— Ну что же это будет, если правда в Европу уйдем? Мы же ни языка совсем не знаем, ни денег у нас столько нет, да и всякие те же гей-парады у нас особо не в почете. Да и как же тогда с Россией-то дружить? Там же у меня все дети живут.

— Да кому ваша Россия нужна? – с недовольным видом произнес Макар, запивая очередной пирожок вином с горла бутылки.

— Так мне нужна, — удивилась бабуля, — Это же наша родная страна.

— Наша родная страна — это Украина! – строго отрезал Макар, — И что вы вообще за Россию свою паритесь? Ну её к черту!

— Вот-вот, потому и волнуюсь, — стала объясняться вежливая бабушка, — Ругают ведь Россию, мол, она виновата в теперешнем состоянии Украины.

— А что ещеё скажите, что не из-за России у нас такая нищенская экономика? – хмыкнул Остап.

— Думаю,что нет, — покачала головой бабушка, — Экономика Украины как раз-таки стала падать после того, как она отделилась от России, когда Союз распался. Это все знают и понимают. Разве вы не знали это?

Макару как одному из представителей правого сектора не понравились такие мысли бабули, ведь их задача как представителей красно-черных было напрямую рассеивание подобных мнений. Поэтому нахмурив брови, Макар, еле сдерживая себя от гнева, решил объяснить этой бабуле, что к чему:

— Знаешь что бабуля, да ты ведь ничего не знаешь. У тебя интернета нет, и все новости ты наверно только через российские каналы смотришь, а там одно сплошное брехло! Уж я то знаю. И Янукович чисто их кремлёвский ставленник. Он прямой прислужник российского президента, а значит, работает на благо не нашей страны, а на благо России. Так что он предатель, который выкачивает деньги из нашей страны для России. Таким образом, Россия так же во многом виновата – если бы не они мы бы уже давно были частью Европы и сейчас бы кушали ни ваши пирожки с картошкой, а ели бы какие-нибудь вкусные и дорогие европейские деликатесы. Так что в печь эту вашу Россию! Она во всём виновата!

— Но как же так? – не унималась бабулька, — Там же столько наших родственников живёт, наших, русских. У нас одна история, одна кровь…

— Не знаю, чья там у вас кровь, — с исказившимся лицом от злобы произнес Макар, — Они не наши, а ваши – не путайте. Это у вас там родственники русские живут, а все наши во Львове живут. Так что молчи старая о своих русских!

Последнее Макар произнес уже на повышенных тонах, но бабушка ничуть не испугалась и продолжила:

— Так я же и сама русская. И если случись здесь у нас на Украине что плохое, то нам только Россия и сможет помочь.

— Да ну её к чёрту эту вашу Россию! – гаркнул на бабулю разгорячившийся Макар, и Андрей поспел преградить ему путь, чтобы тот и вправду не накинулся на старую женщину.

— Ну как же так к чёрту? – не унималась бабуля даже после выпада в её сторону, — Кто же нам ещё сможет помочь кроме России? Мы же больше никому не нужны. Какие же мы европейцы? Зачем со своими ссориться?..

Тут уже Макар не выдержал, и демонстративно бросив недоеденный пирожок на землю, стал громко орать на бабушку:

— Так бабка, а ну пошла отсюда! Пошла на хер отсюда старая! А то я тебя сейчас как…

— Внучок, ну ты чего? – не поняла она, из-за чего так стал злиться этот молодой парень.

Но толи Макару конкретно вино ударило по мозгам, толи ещё что-то с его мозгами происходило – по-другому Андрей не мог этого объяснить, но Макар стал еще громче орать на бабульку:

— Пошла вон отсюда москальская шпионка! – зло кричал Макар на теперь уже перепугавшуюся старушку, — Дети у неё в России! Ну и вали к своим детям в Россию, и сгнивайте там все вместе! А тут нечего лясы точить! Переживает, видите ли, она! Да без тебя старая разберёмся!

— Да какая же я шпионка, я же все жизнь в Киеве прожила. Да я же просто… — попыталась замять конфликт бабушка, но Макар бы ей этого уже не позволил.

— Молчать старая! Мы теперь без России жить будем! Да славиться новая свободная Украина! Слава Украине! Украина цэ Европа! Украина це Европа! Слава Украине!

— Героям слава! – тут же донеслось отовсюду от других демонстрантов.

— Москаляку – на гиляку! Издевательски продолжил орать Макар пугая бабушку, а толпа скандировала ему в ответ, вторя и отвечая на все его кричалки:

— Москаляку – на гиляку! Москаляку – на гиляку! Москаляку – на гиляку!

Крик подхватили человек двести вокруг и ещё с минуту его повторяли, после чего закончив, все вокруг дружно расхохотались и продолжили заниматься своими бессмысленными делами пока у майдана был выходной.

В итоге бабушка не только перестала спорить, но даже ничего не сказав, просто перекрестилась глядя на парней и так же молча ушла, куда то вдаль серых январских улиц Киева.

— Как мы её на место поставили! — довольно произнес Макар, и Остап одобрительно потрепал его по плечу.

— Да она же просто бабушка, — нахмурившись произнес Андрей, — Пирожки нам принесла, а ты наорал на неё вместо благодарности…

— Вот то нечего мне тут про москалей рассказывать! – оправдался Макар, — Пусть в Россию уезжает и там лясы другим точит.

— Да ты нормально ответь — чего разорался то так? – продолжал давить на совесть Андрей, — Чего так разошёлся? Стариков пугаешь, да москалей всех на гиляку отправить призываешь. Так же нельзя!

Макар криво улыбнулся и ничего не ответив лишь открыл карман черной куртки правого сектора и достал от туда несколько таблеток со смайликами которые здесь раздавали бесплатно и запил все это бутылкой вина. А затем, слегка искривившись и икнув от большой порции алкоголя, он стал крутить головой по сторонам, пытаясь найти, чем бы еще заняться на досуге.

Но Андрей от него не отставал и задал вопрос еще раз:

— Макар, так ты ответишь мне или нет?

— А что ты спрашивал? – не смог вспомнить Макар.

— Я спрашивал, чего это ты так разошелся?

Макар улыбнулся пьяным взглядом и спокойно ответил:

— Я же тебе уже говорил братишка, что мы теперь короли Мира! Мы теперь в правом секторе, а значит мы реальная сила. Нас бояться, все бояться – богачи, олигархи, даже президент! Поэтому тем более я не собираюсь выслушивать там что-то от простой бабки с пирожками. Пусть сами их жрет раз такая умная!

— Я все меньше тебя узнаю Макар, — нахмурившись, покачал головой Андрей, — В кого ты превращаешься? Ты вон уже как неонацист какой-то стал! Ты же вроде не был таким? Стал читать «Майн кампф», нашивки себе эсесовские на рукаве сделал! Эти две маленькие молнии — это же символ фашистского СС! Эти же люди некогда убивали нас, простых украинцев! И они нас не жалели, а ты… Когда ты уже успел стать нацистом? После того факельного шествия первого января?

— Ну да, а что нет? – пожал плечами подпитый Макар, — Хорошо тогда повеселились, да и нужно же соответствовать правому сектору, чтобы в нём находиться… А ты как хотел братишка? И ты тоже будешь носить эсэсовские нашивки, и зигу тоже будешь кидать в приветствии, если Змей скажет – погоди он и до тебя ещё доберется. Он сказал, что так теперь всем положено выглядеть, так что Андрюха хочешь, не хочешь, но привыкай к новым порядкам. Да и вообще плевать на то, что было в прошлом! Нам, тем кто из Львова, поляки и немцы куда ближе по духу и крови чем эти москали! Вообще думаю, не стоит переживать из-за мнения москалей.

— А знаешь ли ты Макар, — вспомнил очень занимательный факт Андрей, — Что генетически доказано, что и поляки, и немцы, и русские, и уж тем более украинцы, все это один народ – все они выходцы из славян. Поэтому нам по идее наоборот всем вместе надо держаться…

— Ой, прекращай вот эти вот свои заумные темы, — перебил его Макар, — Дружбу народов он тут вспомнил. Умный ты слишком Андрюха, а это нехорошо с нашей работой. Темы недобрые поднимаешь — того и глядишь погонят нас из-за тебя. Я уже запарился тебя перед Змеем отмазывать – не нравишься ты ему вот за такие вот речи. Поэтому потише будь! Вон лучше сходи за пивасиком – посидим побухаем как нормальные мужики. Праздники же как-никак, рождество отметим…

Андрей тяжело вздохнул, будто бы сейчас произнесли некий тяжелый диагноз, который уже нельзя было изменить.

— М-да, когда ты меня звал сюда из Львова, ты не говорил, что мы должны будем начать заниматься всеми этими вещами, начинать думать по-другому, — припомнил Андрей, — Мы же вроде как собирались просто денег заработать?

— Да какая разница Андрей? – вдруг завёлся Макар, — Кем я был совсем недавно во Львове на том проклятом шиномонтаже? Простым грязным рабом, который радовался, если ему вдруг перепадут чаевые за грязную и тяжёлую работу. А кем был ты? Ни то, что даже ни кем, а просто ни чем! Мы брат были отбросами, никому не нужные, кинутые своим государством! Что для нас полезного сделал Украина? Да не хрена она не сделала! А вот теперь мы здесь, приехали сюда сами, и посмотри – на нас смотрят, нас слушают, за нами готовы идти. Мы сила, мы будущее этой страны! Мы и только мы! Будущее будем строить мы!

Андрею не очень понравилось такое разгильдяйное будущее, тем более с нашивками СС, но он об этом решил промолчать, а уже достаточно опьяневший Макар тем временем продолжил:

— Вот ты Андрей, кем бы ты стал после того как доучился?

— Ну что же ты спрашиваешь, ты же знаешь, — посмотрел Андрей в пьяные глаза Макара, — Я бы стал юристом, пошёл бы  тем же адвокатом. А если бы вдруг с этим не пошло, то всегда можно с таким образованием пойти в милицию, там зарплаты стабильные.

— И что, ментом бы стал, гнидой? – недовольно вставил свое мнение Остап.

— Да что срезу гнидой-то? – удивился Андрей, который и вправду раньше думал, что возможно пойдет по этому пути.

— А как ещё их назвать? – спокойно ответил Макар, — Вон посмотри, стоят защитники народа! Хренов Беркут, мать их! – и Макар кивнул в сторону милицейских баррикад Беркута, которые были где-то вдали, — Народ они якобы защищают от самих же себя! Ага? Да они душат же, душат свой же народ! Твари они бездушные готовые выполнять любые приказы! И ты бы таким стал, если бы пошёл в милицию! Стал бы тупым роботом, выполняющим чьи-то приказы!

— Я смотрю всё просто по твоей логике Макар, — так и не согласился с ним Андрей, — Ну, а если не милиция, кто же тогда будет простой народ защищать, за границами этого майдана, там, в том же Львове, Ивано-Франковске, Донецке, Крыму, Харькове, Одессе, Запорожье?

— Кто? – удивленно поднял бровь Макар, — Смотри сюда братишка! Вот, вот кто! — и Макар указал на свою нашивку правого сектора на плече, а потом указал и на такую же нашивку на плече у Андрея и у Остапа, а затем добавил самым серьезным голосом, — Мы теперь народная милиция, мы теперь защитники народа – его честный голос, его справедливая рука. А про Беркут забудь Андрей. Как только Януковича погонят, то вместе с ним погонят и этих его пособников, предателей. Нельзя ограничивать народ, нельзя.

— Но если его не ограничивать законами, то начнётся анархия, — напряженно ответил Андрей.

— Не начнётся, — зло улыбнулся Макар, — Мы не допустим — мы же правый сектор, мы на правильной стороне. С нами, правда! С нами Бог!..

На это Андрей уже промолчал, да и сам Макар, подведя итог и не желая продолжать этот разговор, завалился на раскладушку читать «Майн кампф», дабы соответствовать последнему «тренду моды» на майдане. Ведь как считал Макар все те, кто не соответствуют «народной моде», такие как, например Андрей, рано или поздно столкнуться с судьбой подобной каковая она сейчас была у того же Януковича, и они непременно отстанут от жизни. Поэтому Макар не отставал.

 

«Необходимо свести славян до языка жестов. Никакой гигиены, никаких прививок. Только водка и табак».

Адольф Гитлер.

 

 

Отправить ответ

avatar
  Subscribe  
Notify of