Глава 16. День рождения лютого «героя» Украины или факельное шествие «А-ля Гитлер жив!».

Глава 16. День рождения лютого «героя» Украины или факельное шествие «А-ля Гитлер жив!».

 

Российская Федерация

Новости России

1 января 2014 год

 

 

Сегодня на Украине в Киеве (городе воинской славы) прошло факельное шествие в память о Степане Бандере. Факельное шествие, приуроченное к 105-летию со дня рождения лидера украинских националистов, которое традиционно отмечается бандеровцами в первый день нового года. В акции приняли участие несколько тысяч человек, среди которых в основном были активисты националистической партии «Свобода». К шествию также присоединились наиболее активные демонстранты с майдана незалежности.

Участники шествия размахивали красно-чёрными флагами организации украинских националистов (ОУН) и скандировали лозунги: «Бандера — наш герой!», «Бандера придет, порядок наведет!», «Слава нации, смерть врагам!», — а также самые разные антироссийские лозунги, типа «Москаляку на гиляку!» вперемешку с оскорблениями в адрес президента России.

Факельное шествие засветилось не только ярким огнем факелов и самыми разными националистическими лозунгами, но и присутствием фашистско-немецких флагов с присутствием свастики, которые особо не скрывались от рядовых киевлян и многочисленных журналистов, а даже наоборот показывались им как некое заявление.

И возможно, если бы это день рождение отмечалось где-нибудь не в общественном месте и не так показательно, то к нему бы не было столь пристального внимания. Ведь здесь важно совсем даже не день рождение антигероя, а само факельное шествие. Всем известно, что некогда сам Адольф Гитлер  так же начинал с факельных шествий, и всем известно, чем всё это закончилось для всего Мира. Однако сегодня бандеровцы не только поддерживают старые незабытые нацистские традиции, но и тем самым в открытую заявляют этим действом, что былые времена фашизма вновь возвращаются на Украину.

Так же подобные факельные шествия в память о Бандере прошли и в других городах Украины, в том числе во Львове, Хмельницком, Днепропетровске и Ивано-Франковске, где «героя» почтили нацистской традицией.

И если раньше такое никогда бы не допустили на Украине, которая пережила не только многие страдания от оккупации немецко-фашистских захватчиков, но так же пострадала в те годы и от своих собственных националистов освобождавших Украину непонятно от кого, то сейчас с каждым годом всё больше и больше украинцев убеждали в великом мужестве и святости Бандеры ради вильной Украины.

Степан Бандера с 1940 года руководил «Организацией украинских националистов» (ОУН (б) — «бандеровское движение»). Именно она в дальнейшем доминировала в националистическом движении на Западной Украине, создав в годы Второй мировой войны организованную вооруженную силу УПА. УПА боролась с советскими партизанами и отрядами польского подполья, с 1943 года якобы действовала против германской оккупационной власти, но потом – до начала 1950-х годов орудовала против советских войск и советской власти, чем собственно с особым рвением занимались и в годы Великой Отечественной войны.

Слава к Бандере пришла после того, как он организовал убийство министра внутренних дел Польши Бронислава Перацкого, после чего он попал в польскую тюрьму, но в последствие его выпустили из неё фашисты, захватившие Польшу. Освобожденный Бандера в любимой ему кровавой манере стал активно действовать, руководя своим движением, которое не щадило даже своих. Но затем, почуяв власть, Степан возжелал создать своё бандеровское, не украинское, а именно бандеровское государство, за что был сослан немецкими фашистами в концлагерь, дабы он там поумерил свой пыл. Но в скором времени активист снова был выпущен, для того чтобы продолжить свои расправы над еврейским, польским, русским и украинским народами, поскольку как считали сами немецкие фашисты, у Степана к этому был особый талант. Именно поэтому имя Бандеры прежде всего ассоциируется с кровавыми злодеяниями украинских националистов на западно-украинских землях. Оно неотделимо от терроризма, предательства и всего самого гнусного, что творилось на Украине в те годы.

Многие современные люди знают о Степане Бандере лишь понаслышке и даже не представляют себе, какой это был человек и что он творил и организовывал. Многим просто лень узнать про него, ну или просто некогда, в то время как благодаря этому из исторического убийцы постепенно воссоздали бойкого «героя-освободителя», и чуть ли не открыто призывают стать его последователем, в то время как подобная тёмная дорога со временем непременно приведет к еще большей темноте…

Поэтому о Бандере стоит узнать. Ибо зверя нужно знать. Это неприятная личность, но как оказалось вопрос о его статусе ещё совсем незакрыт, а даже наоборот стал вырисовываться как положительный, стал идеализироваться и становиться популярным. Такие действия сродни сатанизму, но если не говорить людям, что это сатанизм, то они могут и не догадываться, чем на самом деле занимаются и к чему их готовят. Поэтому стоит только один раз узнать про этого «хероя», и этого уже достаточно, чтобы понимать то, что такое больше не должно повториться.

О «героической» жизни самой спорной личности на Украине кратко и открыто рассказывают сами же украинцы — авторы из Киевского исторического общества, а так же организации ветеранов Украины и международного украинского союза участников войны в своей исторической книге «Без права на реабилитацию». В данном труде приводятся факты из биографии Степана Бандеры, о которых очень стараются не упоминать в современной Украине, поскольку при внимательном их рассмотрении, многие люди могли бы сказать, что во многом история повторяется:

«Стоит сразу отметить, что с самого начала своей политической карьеры Степан Бандера формировался как политический террорист. Идеология фашизма была созвучна с его собственными убеждениями, которые он впитал из работ идеолога украинского национализма Дмитрия Донцова. Личным кредом Бандеры стали слова Донцова: «Целью украинской национальной революции является установление преимущества для своей расы, своих обычаев, своей веры и борьбы». По его «учению» все народы делятся на две категории: дружественные и враждебные. К последней он относил русских-москалей, поляков-ляхов, евреев-жидов. Поэтому Бандера, как и Донцов, ненавидел эти народы всеми фибрами своей души.

Родился Степан Бандера 1 января 1909 года в селе Угрине Старом бывшего Калушского уезда в Прикарпатье, в семье греко-католического священника Андрея Бандеры и Мирославы Глодзинской, родители которой также были униатами ((позднелатинское unia– единение) последователи церковной Брестской унии 1596 года направленной на объединение православной и католической церквей с подчинением Папе Римскому. Последователи признают догматы католической церкви, но с сохранением православных обрядов). Детские годы Степана прошли в отцовском доме, в котором висели портреты гетманов Украины Ивана Выговского, Михаила Дорошенко, Ивана Мазепы, а между ними Христос в казацких шароварах с желто-голубыми лентами. С молитвами отца Степан усвоил школу ненависти к трудовому народу, к «чужим» народам и нациям.

Осенью 1919 года Степан начал учиться в Стрыйской гимназии, закончил её в 1927 году. Хотел поступить в Украинскую хозяйственную академию в Подебрадах, но в полиции этот низкорослый юноша уже был «замечен» и иностранного паспорта не получил. В 1928 году он едет во Львов и записывается на агрономический отдел Высокой политехнической школы. Проучился восемь семестров, но дипломного экзамена не сдал. Из-за политической деятельности. Как писал позже Бандера, «самое большое время и энергию, я отдавал в студенческие годы революционной, национально-освободительной деятельности. Она пленяла меня все больше, отодвигала на второй план даже окончание учебы». Находясь во Львове, Бандера вступил в Украинскую военную организацию Евгения Коновальца (УВО) и отдался ей всем своим естеством. Дело в том, что Бандера имел возможность вести беседы с Коновальцем, который был лично знаком с Адольфом Гитлером, на темы революционно-освободительной борьбы и увлекся ими. В Украинскую военную организацию входили представители кулачества и мелкой буржуазии. Идеология Организации украинских националистов (ОУН) формировалась в период распространения фашистского движения в Западной Европе. В 1930 году Бандера стал деятельным членом ОУН, легко усвоив ее идеологию. Как писал один из теоретиков ОУН Андриевский, «наш новейший национализм не является следствием усилий украинского ума, а стал продуктом именно итальянского фашизма и немецкого национал-социализма. А основание такого увлечения подготовил Донцов». Честолюбивый недоучившийся агроном Степан, не имевший еще никаких заслуг перед движением, поставил своей целью вывести из руководства ОУН её лидера Коновальца и занять его место. Тогда он активизирует свою деятельность, входит в руководство «Краевой экзекутивы». Под его руководством осуществляются дерзкие разбойные нападения на почтовые отделения и специальные автобусы, перевозившие значительные суммы денег. Таким путем добывались финансовые ресурсы для организации. Были осуществлены вооруженные нападения на еврейский «Народный банк» в Бориславе и банковские конторы во Львове, Стрые, Трускавце и других галицких городах.

В 1933 году Бандера стал заместителем и руководителем Краевой экзекутивы, комендантом УВО. Под его руководством осуществляются резонансные политические акции. Среди них убийство депутата польского сейма Тадеуша Голувко, комиссара полиции Львова Емельяна Чеховского. Бандера был организатором убийства секретаря советского консульства во Львове Андрея Майлова. Всем этим он заслужил доверие будущих европейских хозяев. Для совершенствования своей «профессии» он побывал в Берлине и вернулся оттуда агентом гитлеровских спецслужб под кличкой «Серый». Побывал и в Италии, где прошел полный курс мастера «черных дел» в специальной школе террористов.

После этого Бандера организовывает убийство польского министра внутренних дел, попадает в тюрьму, а через несколько лет его оттуда как своего уже вызволяют гитлеровцы.

Примечателен тот факт, что в то время германская верхушка, обеспокоенная заявлениями представителями Польши о причастности немецких спецслужб к террористической деятельности ОУН, попыталась через Коновальца приостановить «атентаты» (один из террористических методов действий, где убивают чиновников). Но не тут-то было. Разгулявшиеся кровавые мальчишки даже слушать об этом не желали. И по настойчивым просьбам Бандеры, Шухевича, и остальной лихой «банды» спонсорская деятельность продолжилась, но не из-за сердечных просьб оуновцев, а потому что назревала большая война.

В тоже время в 1939 году, в связи с воссоединением западно-украинских земель с Советской Украиной, многие украинские националисты бежали через временную демаркационную линию в Польшу, оккупированную немцами. А на захваченных территориях фашисты выпустили из тюрем всех своих приверженцев, в том числе оуновцев. И тут Бандера понял, что на таких, как он, имеется спрос, и можно возглавить сбежавших националистов и тех, кто остались на Украине.

И к началу Великой Отечественной войны практически все лидеры ОУН стали сотрудничать с немецкой военной разведкой или гестапо. Самым ярким примером для многих «патриотов» в этом вопросе стал, конечно же, Степан Бандера, что подтверждается материалами Нюрнбергского процесса. Свидетельствовавший на этом процессе заместитель начальника 2-го отдела Абвера (Абвер-2) полковник Эрвин Штольце показал:«…В октябре 1939 года я с Лахузеном привлек Бандеру к непосредственной работе в Абвере. По своей характеристике Бандера был энергичным агентом и одновременно большим демагогом, карьеристом, фанатиком и бандитом, который пренебрегал всеми принципами человеческой морали для достижения своей цели, всегда готовый совершить любые преступления. Агентурные отношения с Бандерой поддерживал в то время Лахузен, я – полковник Штольце, майор Дюринг, зондерфюрер Маркерт и другие…».

В преддверии большой войны против Советского Союза немцы поручили Бандере организацию антисоветских выступлений на территории Западной Украины. Для этого немецкими нацистами для Бандеры была выделена громадная сумма денег для финансирования оуновского подполья. Недолго думая эти деньги Степан перевел на свой личный счет в один из швейцарских банков, откуда они были изъяты немцами и снова возвращены Бандере.

В 1941 году сторонники Бандеры, заведомо до этого расправившись с многими противниками Бандеры (мельниковцами) по ОУН, созвали в Кракове «большой сбор» националистов, где провозгласили Степана Бандеру руководителем ОУН, поскольку как отмечают все исследователи этого вопроса однозначно участники именно бандеровского крыла ОУН, где в основном были бывшие боевики-галичане, были наиболее беспощадные, коварные и безжалостные в отношении своих соперников и врагов. Основные решения этого сбора сводились к следующему: устранение большевистского режима на Украине; углубление связей ОУН с государствами-противниками коммунизма — Германией, Италией и Японией; воспитание и подготовка кадров ОУН, в том числе военных; координация действий ОУН с немецкой армией в тылах Красной Армии. В программе бандеровцев чётко прослеживалось влияние нацизма: её главный тезис «Украина для украинцев». Бандеровцы ввели гитлеровскую атрибутику: приветствие – поднятием руки со словами «Слава Украине!» и ответом «Героям слава!». Бандеру величали фюрером. Таким образом бандеровцы обрели те же атрибуты, что и гитлеровский нацизм. А своими кровавыми притязаниями бандеровцы умудрились даже превзойти германских фашистов.

На этом же бандеровском сборище был принят программный документ ОУН-б под названием «Політичні, військові та пропагандо вні вказівки для членів ОУН». Во вступительной части этого документа, под которым стоит подпись Бандеры, сказано: «ОУН использует войну против СССР для развертывания борьбы за Украинскую Соборную Самостийную державу (УССД). Она борется за суверенную тотальную власть украинского народа на украинских землях». Как предусловие к осуществлению этой цели, объявлялась война «всем враждебным национальным меньшинствам в Украине: «москалям», «жидам», «полякам». Их, как сказано в «вказівках», «следует уничтожать, и в первую очередь уничтожать интеллигенцию этих наций».

Вполне понятно, что накануне нападения фашистской Германии на Советский Союз гитлеровцы считались с главарями ОУН, несмотря на то, что последние враждовали между собой (Бандера всё время враждовал с другим лидером националистов Мельником). Но, несмотря на ссоры, Мельник и Бандера ежегодно получали от немецкого правительства около 2,5 миллиона марок. Благодаря всему этого Бандере удалось создать собственные национальные подразделения и вначале 1941 года приступить к формированию специального батальона «Нахтигаль» («Соловей»); затем был создан такой же батальон «Роланд», куда вошли не только бандеровцы, но и мельниковцы.

В марте 1941 состоялась встреча представителей Абвера (орган военной разведки и контрразведки Германии в 1919—1944 годах, входил в состав верховного командования Вермахта) и штаба Бандеры, на которой обсуждались условия сотрудничества. Гитлеровцы планировали использовать националистов в качестве орудия для достижения своей цели. Прежде всего, для этого предназначались спецбатальоны «Нахтигаль» и «Роланд» и походные группы численностью до 6 тысяч человек. Но спонсирование их движения было не единичным — как следовало из документов архива, ОУН сотрудничала не только с Абвером и гестапо, но и с литовскими спецслужбами, регулярно получая от них денежное вознаграждение в сумме от 6 до 8 тысяч долларов США. Литовцы также помогали оуновцам печатать их литературу и снабжали их боевиков фальшивыми паспортами.

Так же интересным фактом стало то, что согласно представленных из тайного архива ОУН, изъятого чешской полицией из тайного архива Сеника-Грибивского до событий Великой Отечественной в 1931 году расходы ОУН на содержание зарубежного руководства, на прессу, на обеспечение боевиков, на помощь заключенным, на адвокатские услуги составили 22 тысячи 143 доллара. Для «революционной работы» в Галиции передано 7425 долларов. Сюда же, в Галицию, от сторонников ОУН из Америки было передано 24 тысячи долларов, но дошли почему-то только 5 тысяч. Как видим, иностранная валюта, оказавшись в руках «патриотов Украины», уже в тот период странным образом уходила «в тень». Опыт ветеранов ОУН пригодился их современным сторонникам. В независимой Украине после 1991 года «в тень» исчезли пожертвования диаспоры, исчисляющиеся уже многомиллионными цифрами…

Но вернемся к «прославленным» делам «героя»:

В итоге подготовленный Батальон «Нахтигаль», курируемый Бандерой, 18 июня 1941 был одет в форму гитлеровского вермахта и прибыл в район Родимоного, вблизи советской границы. Его привели к присяге: убийцы на кресте и евангелии поклялись в верности Адольфу Гитлеру. Затем часть батальона, переодетая в красноармейскую форму, была переброшена во Львов в тот момент, когда советский арьергард оставил город, а немецкие войска находились в походе к городу. За это время политкомиссар батальона «Нахтигаль» Оберлендер со своими «соловьями» должен успеть уничтожить видных людей города согласно черному списку Бандеры. Так же здесь с особым талантом орудовал и Шухевич. В итоге за первую неделю июля было уничтожено более 3000 граждан, среди которых было много выдающихся деятелей науки и культуры. Что, кстати, вызывает настоящий парадокс, поскольку в последствие именно в городе Львове личность Бандеры будут превозносить.

Поэтому на фоне всех этих только лишь начинающихся убийств в преддверии начала Великой Отечественной войны, старания боевиков и карателей ОУН для, в скорости пришедших, немецких захватчиков полностью опровергает господствующую сегодня в среде некоторых украинских «ученых» оуновскую концепцию о войне украинских националистов против «двух врагов» – гитлеровской Германии и «имперской Москвы». ОУН был создан и существовал только для одной цели – террористическим путём бороться против России, Советской власти, а так же против всех неугодных для Германии народов, таких как поляки, евреи, украинцы, белорусы, цыгане (хотя сами оуновцы помимо требований хозяев мечтали еще возродить независимую Галицию, и тогда это у них почти получилось).

Оуновцы естественно хотели куда больше богатств, чем им давали немцы. Поэтому на фоне всех этих убийств распоясавшиеся и упившиеся кровью бандеровцы 30 июня 1941 года во Львове осуществили фарс провозглашения «украинскої державності». Ярослав Стецько прочитал «Акт о возобновлении украинской государственности» (хотя на самом деле речь шла о возрождении Галиции). Василь Кук объявил приказ руководителя ОУН Степана Бандеры о назначении Стецько главой украинского правительства. Здесь же присутствовал и выступил гитлеровский ставленник Эрих Кох, как печеньки раздавались здравицы в честь руководителей Германии, но в действительности ни о какой «самостоятельности» Украины даже в форме какой-то опереточной автономии или протектората не могло быть и речи. Да и почему-то, когда Бандера подчинил себе Львов, он создал своё, именно своё государство на несколько дней, пока ему не запретил это Гитлер. И этот псевдо украинский герой почему-то назвал это «свободное» националистическое образование не «Вiльной Украиной», скромно в честь себя – Бандерштатом. Это говорит о том, что незаслуженно воспетый Степан Бандера никогда не сражался за настоящую Украину – он старался только для себя, и уж никак не для украинского народа, который он тоже вполне успешно губил. Но эти похождения всё равно исторически умудрились прижиться. Так для тех же, кто не в теме: Бандерштадтот и по сей день, негласно именуют  Львов. Так бандеровцы называют славный город льва — «последний оплот и столица украинского национализма Бандерштадт». Так то! Но вернемся к тем событиям, когда Бандера решил объявить себя государем со своим маленьким бандеровским государством.

В итоге, после смелых действий во Львове, гитлеровская служба безопасности быстро сообщила в Берлин о случившейся самовольности местных национальных полицаев, с пометкой «мол, слуги распоясались». В ответ тут же поступило указание Гитлера «ликвидировать эту банду». 2 июля 1941 года начались аресты. 5 июля оккупанты разогнали самозваное правительство Стецько, а затем арестовали и самого Бандеру с сообщниками, перевезли его в Краков, а затем в Берлин.

Здесь затейник был освобожден, имел встречи с гитлеровцами, убеждал их, что «Германия никогда не победит Россию без помощи Украины». Гитлеровцы требовали отречения от акта провозглашения украинской государственности – Бандера и Стецько хотя и не соглашались с этим на словах, на деле подчинились требованиям хозяев, за что им, как ценным агентам Абвера, была сохранена жизнь. Бандера и Стецько были водворены в концлагерь Заксенхаузен. Они содержались отдельно от узников, обреченных на смерть, в так называемом Целенбау. Здесь их навещали старые немецкие знакомые и родственники. 1 октября 1943 года с ведома Бандеры было направлено открытое письмо губернатору Галиции Отто Вехтеру (а в копии и Геббельсу, Гиммлеру, Кейтелю и Франку). В нём бандеровцы заявляли, что являются верными союзниками гитлеровской Германии, а тот, кто говорит о негативном отношении бандеровцев, тот врёт. В письме имелись даже угрозы. Такой тон письма раздражал гитлеровцев, и Вехтер, получив письмо, дал приказ арестовать братьев Бандеры Василия и Александра. Их арестовали и отправили в концлагерь, где они и погибли, по вине своего нерадивого братца.

Всё это было сделано, поскольку ни о какой «независимой» Украине или восстановленной Галиции, о первой из которых на словах постоянно твердили оуновцы, а о второй в тайне мечтали, как и их отцы, не могло быть и речи. И для бандеровских лидеров не было секретом, что территория Украины, согласно планам гитлеровских бонз, была предназначена для её заселения арийцами. Так, в июне 1942 года состоялось совещание в ставке Гиммлера, на котором этот руководитель гестапо, СС и личный кумир Шухевича дал указание о массовом уничтожении украинцев с целью очистить территорию Украины для будущего переселения немцев. Украинские националисты были лишь средством для чистки самой Украины от украинцев. Их создавали с одной целью – убивать, а строить у них всё равно бы не получилось, поскольку они были только слугами немецких фашистов.

За время пребывания Бандеры в концлагере произошли коренные изменения на советско-немецком фронте. Советская Армия наносила удары по противнику на всех фронтах. В этих условиях гитлеровцы вспомнили и о Бандере. 25 сентября 1944 года Бандеру и его сообщников освободили из концлагеря Заксенхаузен. Он был принят лично Гиммлером. Бандера принялся руководить подпольной деятельностью своей организации ОУН-б, чем раскрыл тайну своего сотрудничества с немцами. Об этом свидетельствуют письма Бандеры, которые доставил вначале 1945 года в штаб Шухевича офицер Абвера Кирн, переброшенный через линию фронта на немецком военном самолете с группой бандеровцев. Бандера участвует в переговорах с немцами по вопросу образования «Украинского национального комитета» (УНК). И 12 января 1945 года УНК был создан.

После окончания войны Степан Бандера до 1948 года прятался в Берлине, Инсбруке, Зеефельде, Гильдегате, затем с 1954 по 1959 годы в Мюнхене. Пользуясь услугами гитлеровской военной разведки, он обосновался здесь надолго. Тем временем бандеровцы, возглавляемые Романом Шухевичем, до начала 50-х годов противостояли Советской власти в западных областях, развязав кровавый террор против представителей и активистов новой власти.

Что касается Бандеры, то он лез из шкуры, чтобы откреститься от сотрудничества с гитлеровскими спецслужбами и доказать, что бандеровцы вели борьбу якобы на два фронта – против гитлеровцев и советов.

Поселившись в американской и английской зонах Германии, бандеровцы не подвергались никаким преследованиям. Так, например, в Баварии было более 80 лагерей, в которых прятались от справедливого наказания каратели и кадровые оуновцы, бежавшие из Украины. Они скоро нашли общий язык с англо-американскими органами разведки. Благодаря этому уже 31 октября 1945 года в городе Ашаффенбурге с согласия главного штаба американской армии было создано Центральное представительство украинской эмиграции в Германии, которое осуществляло контакты с украинскими националистическими организациями в США и Канаде. В сентябре 1951 года Бандера, Лебедь и Гриньох предприняли попытку прибрать к своим рукам унеэровское «правительство». Однако понесли поражение. Неудача этой акции заставила Бандеру пойти на мировую и сообщить американцам через Шандрука и своих сторонников Стецько и Донцова, которые вели переговоры с польским генералом Андерсом, об «общем фронте» бандеровцев с «Армией Крайовой». По словам Бандеры, Андерсон поставил условием этого сотрудничества, будущее присоединение к «свободной Польше» Волыни, Полесья и Белоруссии. Западным областям Украины был обещан статус «автономии в границах «Нового польского государства».

С того времени Бандера постоянно сотрудничает с английской разведкой, поставляет для её нужд своих людей, инструктирует готовящихся к заброске на территорию Украины агентов. В бандеровской ОУН возникла оппозиционная группа во главе с Лебедем. Она выступала против Бандеры, который дискредитировал себя и своих однопартийцев сотрудничеством с гитлеровцами и тяжкими преступлениями. Оппозиционеры переметнулись к так называемому «Заграничному представительству украинского главного освободительного совета» (ЗП УГВР), которое распространяло информацию о том, что ведет борьбу на родных землях за «самостийное» украинское государство, но тем самым просто повторяли некогда такие же начинания самого Бандеры. За осуждения оппозиционерами Бандера ответил им на это исключением из ОУН, при этом угрожая им физическим уничтожением.

Основной же причиной очередного раскола оуновского лагеря были не какие-либо идеологические, идеологически-программные или политические расхождения, а борьба за право быть единым репрезентантом «интересов Украины» перед иностранными разведками, подобно тому, как основной причиной первого раскола оуновского лагеря была грызня за право репрезентации таких же «интересов» перед гитлеровцами. Теперь речь шла о новой ориентации на новых хозяев, которые придерживались стратегии и тактики «холодной войны».

28 декабря 1953 года Бандера подписал соглашение со своей оппозицией под названием «План и некоторые уточнения деятельности временного руководства ЗЧ ОУН – база действия коллегии уполномоченных», которым Бандера фактически был отстранен от руководства ОУН. Все это стало следствием того, что сама жизнь показала бесперспективность террористической деятельности. Среди рядовых членов ОУН росло недовольство своим руководством, которое жило старыми представлениями и не вписывалось в новые реалии жизни. Авторитет Бандеры упал окончательно. В итоге Бандера стал напоминать генерала без армии, хотя до конца стремился влиять на ход событий.

А в 15 октября 1959 года Бандера неожиданно умер. Его бездыханное тело было обнаружено на лестничной клети дома, в котором он жил в Мюнхене. Врачи констатировали смерть от инфаркта. И лишь через два года, когда с повинной явился к немецким властям некий Сташинский и заявил, что он убил Бандеру специальным устройством с цианистым калием, стала понятной причина смерти проводника ОУН. Сташинский признался, что до Бандеры таким же способом убил его бывшего соратника Левка Ребета. Германская юстиция расценила признание Сташинского обстоятельством чрезвычайной важности и назначила ему наказание за двойное убийствов виде 8 лет лишения свободы. Но и этот срок показался чрезмерно большим: Сташинский был освобожден от тюремного заключения по отбытии четырех лет. Вскоре он получил право на проживание в США, куда выехал вместе с семьей…

Трудно судить по каким основаниям германская юстиция оказалась столь снисходительной к Сташинскому: то ли потому, что он заявил на суде о том, что убил Ребета и Бандеру по заданию КГБ; то ли потому, что и тот состоял в ОУН, где за убийство человека наказывают лишь немногих, действующих не по правилам, и не тех, кого нужно; то ли сочла личности погибших проводников ОУН персонами, заслуживающими расплаты за все совершенные ими преступления. А они были чудовищными: на их совести сотни тысяч загубленных жизней, неисчислимые бедствия людей, попавших в руки бандеровских палачей и преследуемых бандеровской жандармерией и службой безопасности.

Они вполне заслуживали такого же наказания, как и Эйхман, казнённый израильским судом за истребление евреев в годы Второй мировой войны. Так что оплакивали их смерть тогда немногие».

 

Но времена изменились, и Бандеру снова «кто-то» популяризировал…

На современном этапе большой популярностью Бандера пользуется, главным образом, среди жителей Западной Украины – после распада СССР для многих западных украинцев его имя стало символом борьбы за независимость Украины. В свою очередь, жители Восточной Украины, а также Польши и России относятся к нему по справедливости очень негативно, обвиняя в фашизметерроризме, радикальном национализме и коллаборационизме, совершим преступления против собственного народа.

А вот героем Украины коллаборационист (в международном праве — осознанное, добровольное и умышленное сотрудничество с врагом, в его интересах и в ущерб своему государству) успел стать совсем недавно – 20 января 2010 года, незадолго до окончания своего президентского срока, тогдашний президент Украины Виктор Ющенко издал указ в соответствии с которым Степан Бандера посмертно удостаивался высшей степени отличия Украины – звания героя Украины, с формулировкой«за несокрушимость духа в отстаивании национальной идеи, проявленные героизм и самопожертвование в борьбе за независимое Украинское государство». От себя Ющенко добавил, что, по его мнению, этого события долгие годы ждали миллионы украинцев. Публика в зале, перед которой глава государства объявил о принятом решении, встретила слова Ющенко овациями. Награду из рук президента получил внук Бандеры Степан.

Но почему-то в народе присвоение Бандере звания героя Украины вызвало неоднозначную реакцию и произвело широкий общественный резонанс, причём, как и в самой Украине, так и за её пределами. Но решения всё же никто не изменил, и Степан таки остался «героем» под шумок. (Позже Янукович отменил данный указ и, заработал большую нелюбовь в свой адрес от бандеровцев).

Поэтому стоит отметить что однозначно положительная оценка террористической деятельности боевиков УВО-ОУН такими «историками», как Дужий, её сегодняшняя героизация современными приверженцами националистической идеологии чрезвычайно опасны, так как способствуют прямому воспитанию новых террористов, новых зверей. И майдан во многом это уже доказал.

На факельном шествии в Киеве националисты помимо всех излюбленных лозунгов так же выделяли один: «Бандера,Шухевич – герои Украины!». Стоит так же сказать, что излюбленное «Слава Украине! Героям слава!», посвящается именно фашистским убийцам Бандере и Шухевичу, и их именно радикально-националистической«Украине».

Псевдогерой фашист Шухевич к слову тоже зло не меньшее чем и сам «Стефан»Бандера, который среди своих ко всему еще имел позывной«Баба». А в последствие после «героического» бегства с Украины в Германию фамилия Бандеры поменялась и стала куда более звучной на радость ищущего его НКВД. Под новой фамилией прячущийся убийца-герой теперь был не много не мало, а самим – Попелем! Но Попель Попелем, а Шухевич умудрился превзойти своими зверствами даже немецких садистов эсэсовцев, которые восторгались им, как и самим Попелем!

Роман Шухевич – знаменитый командир УПА, так же раскрывается в истории как личность никоим образом не относящаяся к настоящим украинцам и Украине, а даже наоборот – сформированная, чтобы уничтожать их. О Шухевиче так же ясно повествуют все те же украинцы, авторы из Киевского исторического общества, а так же организации ветеранов Украины и международного украинского союза участников войны в своей исторической книге «Без права на реабилитацию»:

«Если говорить о Романе Шухевиче, который так же как и Бандера щедро финансировался Германией, то практически все авторы трудов и публикаций о Шухевиче отмечают, что на формирование взглядов будущего командира УПА сильное влияние оказала атмосфера, господствовавшая в среде галицийской элиты на рубеже 19-20 веков. Увлеченная германофильскими идеями, преклонявшаяся перед членами австрийского монаршего дома, любившими щеголять в украинских вышиванках, и, с далеко идущими целями, заигрывавшими с украинскими «патриотами», эта элита болезненно переживала поражение немецкой коалиции в 1-й мировой войне и результаты послевоенного устройства Европы.

От характера и взглядов«героя» Шухевича, во многом зависели резонансные поступки в его жизни, имевшие столь трагические последствия для десятков, а то и сотен тысяч невинных человеческих жизней.  Необходимо сразу же отметить, что идеи фашизма Шухевичем, как отмечают практически все его биографы, были восприняты без каких-либо внутренних колебаний и сомнений. В раннем возрасте он становится членом не только «Пласта» (скаутской организации), но и тайного общества под названием «Общество черного трезубца» (символ которого впоследствии и стал символом современной Украины; символом, являющимся ни чем иным как «сатанинским» трезубцем, а не якобы пикирующим соколом), возникшего под влиянием и при содействии активистов организации итальянских «Чёрных рубашек».

В то время последствия подобного «патриотического» воспитания привели к тому, что основной костяк боевиков и партийных деятелей УВО-ОУН составляли подростки и юноши, ещё не достигшие зрелого возраста, но уже готовые как самые настоящие националистические боевики исполнять поставленные задачи. Воспитанные в духе нацистской идеологии, под-стрекаемые функционерами спецслужб фашистских государств, эти юнцы решали вопросы жизни и смерти сотен и тысяч людей, в чем-то с ними не согласных, или не угодивших нацистским бонзам. Собственно подобная история повторяется и сейчас –агрессивные националистически настроенные юнцы на майдане выказывают своё мнение за единственное, будто бы это мнение всего народа Украины, а не мнение всего десятков тысяч человек заинтересованных в становлении бандеровской своей власти. И речь идет именно о бандеровской власти, поскольку если судить по «героям», которых они почитают, несложно догадаться по какому пути пойдут и их последователи.

Если продолжать по Шухевичу, то известно, что он в 1940 году в городе оккупированной Польше в городе Криница Шухевич обучался в немецкой диверсионно-разведывательной школе «Арбайтсдинстшуле-1». В этой «особой» школе обучалось 50 оуновцев-галичан, и Шухевич был в ней не просто курсантом, а инструктором и особо доверенным у немцев лицом. Курсанты школы готовились для выполнения диверсионно-террористических актов в советском тылу в ходе предстоящей войны. После успешного прохождения спецподготовки в этой школе Шухевича направляют в «высшую специальную школу», которая располагалась в имении Фриденталь под Берлином. Со временем Фриденталь станет известен как место подготовки личного состава подразделений диверсионного полка Бранденбург-800, в составе которого сформируют украинские батальоны «Нахтигаль» и «Роланд». А ещё позже Фриденталь станет базой для подготовки спецназовцев главного диверсанта Германии, любимца самого Гитлера, штурмбанфюрера СС Отто Скорцени – «человека со шрамами на лице».

Когда в 1941 году Шухевич уже орудовал во Львове со списком Бандеры, то уже там он и его «соловьи» отличились своими издевательскими «талантами». Представителей львовской интеллигенции долго мучили и унижали перед тем как убить. Например, 20 человек, среди которых были 4 профессора, 5 женщин… заставили языком и губами мыть ступеньки в семи подъездах четырехэтажного дома. Так же особенно цинично убивали евреев. Их заставляли лизать языками мостовую, носить ртом мусор, без подручных средств мыть и чистить дороги. Любой из националистов и их сторонников при этом мог жестоко избить и даже убить еврея. Били железными и деревянными палками, ломами, топорами. Микола Лебедь и Роман Шухевич распределяли палачей по группам, направляя на заранее определенные участки города, контролировали их «работу».

По свидетельству бывшего жителя Львова Хаима Гольдвина, будущий командир УПА Шухевич принимал личное участие в истязаниях:«… Так стал свидетелем парада батальона «Нахтигаль» у ратуши, на которой рядом с гитлеровским флагом висел желто-голубой флаг галичан (будущий флаг современной Украины). Вблизи ратуши был тогда рынок. Я отошел немного в сторону и сразу стал свидетелем страшной картины. Какая-то женщина с сыном покупала овощи. Подошли «нахтигалевцы» и грубо толкнули её. Она обратилась к офицеру на немецком языке с просьбой о помощи. Когда открыла сумку, показывая документы, он заметил в сумке стетоскоп и понял, что это врач. Офицер (а был им Роман Шухевич) захохотал и ударил женщину по лицу. На следующий день видел на улице Коперника толпу людей (евреев), «соловушки» выстроили эскорт. Вдоль улицы по направлению к тюрьме вели они граждан, попутно избивая их. А во дворе тюрьмы слышались выстрелы…».

Убивая евреев и поляков, нахтигалевцы раздавали украинскому населению листовки с призывами участвовать в погромах. В листовках указывалось:«Ляхов, жидов, москалей, коммунистов уничтожай без милосердия, не жалей врагов украинской национальной революции!»;«Знай! Москва, Польша, мадьяры, жиды – это твои враги. Уничтожай их!».

Четко определили они свое отношение и к немецким оккупантам. В пункте 3 «акта» квази-правительства Ярослава Стецько от 30 июня 1941 года провозглашалось: «Украинское государство будет тесно сотрудничать с национал-социалистической Великой Германией, которая под руководством Адольфа Гитлера создает новый строй в Европе и Мире… Украинская армия… будет бороться дальше с союзной немецкой армией… за … новый строй во всем Мире…».

Стоит так же отметить, что страшные преступления нахтигалевцев благословило высшее духовенство униатской церкви (УГКЦ). Митрополит Шептицкий сразу после вступления нахтигалевцев во Львов принял Романа Шухевича и капеллана батальона священника УГКЦ Ивана Гриньоха у себя. В ходе встречи эти обер-бандиты получили отпущение грехов и высочайшее благословение. Митрополит милостиво предоставил свои апартаменты в распоряжение командиров батальона «Нахтигаль».

Семь дней продолжалась во Львове кровавая оргия батальона «Нахтигаль». Семь долгих летних дней пьяные бандиты грабили, жгли, насиловали, убивали невинных людей, живыми зарывали их в землю. За этот период было убито по разным подсчетам от 5 до 7 тысяч горожан. Свой страшный, кровавый путь бандеровские «соловьи» продолжили в Золочеве, Тернополе, Кременце, Сатанове, Юзвине, Михалполе, Виннице. В Золочеве убивали советских военнопленных, местных евреев. В Кременце, используя львовский опыт, убивали известных представителей польской интеллигенции и евреев. В Сатанове подожгли местную синагогу, заставив евреев-горожан изображать по этому поводу радость. Отказывавшихся убивали. Убили раввина и еще одного верующего еврея, отказавшегося целовать крест. Подобное творили в каждом населенном пункте, в который вступали.

Но как только «славные герои» оказавшись на фронте под Винницей, «соловушки» мгновенно растеряли всю свою показную храбрость. В первом же бою с регулярными частями Красной Армии они до смерти перепугались и бежали в тыл – за спины немецких союзников. Гитлеровцам пришлось отозвать «бравых вояк» с фронта.

Отступивший в тылы Роман Шухевич стал руководить школой полицаев, то есть, учил своих подчиненных убивать, грабить, насиловать. Этому он будет впоследствии учить и вояк «армии бессмертных» – УПА.

Высокая похвала из уст обер-карателя Баха-Залевского как нельзя лучше характеризует украинских националистов курируемых Шухевичем из 201-го батальона шуцманшафт. Именно они, больше других «союзников», отличились при проведении операций «Болотная лихорадка (Витебская область), «Треугольник» (Брестская область), «Коттбус» (Минская, Витебская, Вильнюсская области). Тысячами трупов замученных мирных людей, заживо сожженных детей и стариков отмечен их путь в некоторых лесных селениях Прибалтики, Брянской области России, украинского полесья. И высокая похвала чрезвычайно льстила Шухевичу. Он даже не смог удержаться, чтобы не похвастаться ею перед своим покровителем и духовником и летом 1942 года он напишет в письме к митрополиту Шептицкому:«Ваша святейшая эксцеленция, у нас дела идут хорошо, немцы удовлетворены нашей работой».

Между тем, защитники преступной деятельности украинских карателей даже общеизвестные, достоверные факты участия оуновских шуцманов, впоследствии составивших руководящее ядро УПА, в массовых убийствах невинных людей пытаются всячески извратить в выгодном для себя плане и оправдать. Послушаем националиста Дужого: «Легион выезжает в районы боевых действий. Ими стала та часть Белоруссии, в которой бесчинствовали московско-эмгебистские партизаны, которые имели главной задачей и там, и на смежных украинских землях беспощадно уничтожать население». Таким образом, оказывается, если верить на слово Дужому, вояки-шуцманы из 201-го батальона в Белоруссии защищали местное население от их же партизан. И именно за это кровавый эсэсовский преступник фон дем Бах-Залевский назвал оуновское подразделение лучшим среди своих головорезов?… И зачем только немцы тратились на содержание украинских коллаборационистов?… Без комментариев. Информационная война велась уже тогда.

В ноябре 1942 года Шухевич, на этот раз из Белоруссии, снова прибывает в родной Львов. Там он рассказывает, что 201-й батальон часто проводит карательные операции не только против белорусских партизан, но и поддерживающего их гражданского населения. И справедливости ради следует отметить, что «заслуги» карателей перед Рейхом достойно оценивались не только оккупантами, которые наградили крестами многих офицеров 201-го батальона, в том числе, его руководителей Евгения Побигущего и Романа Шухевича. Но так же уже после войны, оказавшийся в благополучной Европе Евгений Побигущий бывший командир 201-го батальона шуцманов, бывший командир полка дивизии СС «Галичина», удостоился ордена католической церкви. По-видимому, за «необыкновенную святость»?

В последующем, в среде галицкой интеллигенции стало известно, что каратели из 201-го батальона потерпели жестокое поражение от белорусских партизан в районе Орши, после которого так и не смогли по-настоящему восстановить боевой дух. К тому же, оптимизма им явно не прибавляло ухудшившееся после Сталинградской битвы положение немецких войск на Восточном фронте. Как говорится: «Что-то зачесалось». Поэтому 14 октября 1942 года, в религиозный праздник Покровы, Роман Шухевич и бывшие вояки «Нахтигаля» (по утверждению националистов) с оружием в руках «дезертируют» из эсэсовского корпуса и уходят в леса уничтожать бежавших евреев. Уже после войны, в апреле 1948 года УГВР (бандеровский «парламент») своим специальным постановлением утвердила дату 14.10.1942 года официальным днем образования УПА. В действительности же бандеровцы свои вооруженные отряды начали называть «УПА» с весны 1943 года, «отняв» это название, вместе с некоторыми бандами, прежде всего кавалерией, у атамана Бульбы-Боровца. Современные псевдо историки из ОУН, продолжая утверждать, что их УПА создана 14.10.1942 года и ссылаются на приказ «Чупринки» от 14.10.1947 года, текст которого приводится в изданной на Западе «Летописи УПА». В числе таких «историков» можно назвать профессора Сергийчука. В действительности же мы имеем дело с тривиальной фальсификацией со стороны «Чупринки» или его более поздних биографов. В октябре 1942 года Шухевич ещё находился в составе карателей фон дем Баха-Залевского. В марте-апреле 1943 года он, вместе с «Максимом Рубаном», лично участвовал в создании бандеровской УПА на Волыни, а летом 1943 года – УНС в Галиции. Командир «армии бессмертных» наверняка знал, что до февраля 1943 года вооруженные отряды ОУН-б не назывались термином «УПА».

Фальсификаторы истории ОУН-УПА также утверждают, что УПА существовала до 1952 года, что является ничем иным, как вопиющей дезинформацией общественного мнения. Уже в августе 1945 года, по указанию командира «армии бессмертных» Романа Шухевича, была расформирована и прекратила своё существование УПА-«Пивнич». В июле 1946 года приказом «Чупринки» расформирована УПА-«Запад» (бывшая УНС). Этому решению способствовали успехи советских правоохранительных органов, воинских подразделений, разгромивших крупные банды УПА. Сама жизнь вынудила «Чупринку» и его сообщников дробить свои силы и уходить в глубокое подполье, нападать из-за угла, как правило, на беззащитных людей. Основные силы УПА в этот период представляли не столько озлобленные банды убийц, прятавшихся в труднодоступных лесных и болотистых местах, сколько так называемые самооборонные кустовые отделы (СКО), состоявшие из легализовавшихся оуновцев, творивших свои черные дела под покровом ночи, а затем, в дневное время, подобно оборотням принимавших вид мирных жителей. Но стоит заметить, что с окончанием существования УПА её последователи не исчезли, и продолжали ещё многие годы грязно терроризировать на территории Советского Союза и Украинской ССР.

Оуновские авторы оправдывают «дезертирство» Шухевича и его группы из немецкой полиции желанием бороться против немецкого оккупанта, советских и польских партизанских отрядов на Западной Украине. Одним словом, «перехитрил Шухевич глупых немцев», за что, якобы, арестовывают его жену, но через месяц выпускают с просьбой передать мужу, чтобы тот ничего не боялся и пришел к представителям Германии за новыми поручениями. И в скорости Шухевич так и поступает, после чего продолжает сотрудничество с гестапо и Абвером.

Между гитлеровцами и УПА поддерживается также постоянная радиосвязь. В частности, офицеры Абвера: обер-лейтенант Йозеф Мюллер и доктор Вальтер Фель с помощью радиопередатчиков получают от Шухевича разведданные о расположении частей Советской Армии, и передают ему указания о проведении разведки и диверсий в тылу советских войск.

Неоценима роль Романа Шухевича в создании и укреплении УПА, придании подразделениям этой «армии» формы штурмовых отрядов СА, созданных Гитлером и Ремом еще в двадцатых годах. Функции немецкого гестапо в УПА выполняла СБ, состоявшая почти поголовно из бывших полицейских, эсэсовцев, в основном, галичан. Постоянными репрессиями мирного населения и рядовых уповцев занималась также военно-полевая жандармерия (ВПЖ). Процитируем одного из влиятельных бандеровцев генерала Смовского:  «В отрядах УПА-Бандеры были не только партийные наблюдатели «политруки», но и уполномоченные СБ… Эсбисты были законом и судом в УПА-Бандеры. СБ была организована по гитлеровскому образцу. Почти все команды СБ – это бывшие курсанты гитлеровской полицейской школы в Закопане с годов 1939-1940. Обучали их гестаповцы».

Не была УПА и не могла быть ни армией, ни вооруженной формацией народа. Это был вооруженный отряд одной фашистской партии – ОУН-б. Армии, как известно, создаются правительствами суверенных или официально признанных государств. Украина же в период образования УПА была оккупирована фашистской Германией. УПА не имела своей формы. Её вояки носили немецкие, польские, советские мундиры или ходили в гражданской одежде. Бандеровскую УПА не признавали влиятельные политические силы украинского общества. Не говоря уже о негативном отношении сограждан из советской Украины, террористические методы бандеровцев осудили даже свои же оуновцы-мельниковцы.

Нельзя оценивать УПА и в качестве некоего проявления «национально-освободительного движения», так как основным методом пополнения куреней и отрядов УПА была строгая мобилизация. За отказ вступать в УПА не только убивали призывника, но, нередко, и членов его семьи. Мобилизованного, как правило, закрепляли кровью — для этого ему обычно приказывали убить еврея, поляка или, чем-то провинившегося перед бандитами и их руководителями, украинца.

Лидер УПА Шухевич так же предложил своим немецким начальникам вооружить все отряды УПА Галиции и постепенно перебрасывать их через линию фронта в тыл советских войск для ведения диверсионно-разведывательной работы. О том, что это предложение имело свои последствия, свидетельствовали конкретные дела бандитов УПА, которые, перейдя линию фронта, стреляли в спины красноармейцев, взрывали мосты и поезда, военные объекты, совершали теракты в отношении крупных советских военачальников.

В период апогея геноцида польского населения (лето 1943 года), в процессе которого, по самым скромным оценкам специалистов, бандеровцами уничтожено не менее 100 тысяч мирных поляков, несколько отрядов УПА под общим командованием Романа Шухевича 31 августа 1943 года атаковали польское село Пшебраже на Волыни.Это село знаменито тем, что в нем спасались многие тысячи женщин, стариков и детей, которым удалось бежать от кровавой расправы оуновских бандитов из других населенных пунктов. За счет беженцев из сожженных украинскими фашистами польских сел и хуторов население Пшебраже возросло к августу 1943 года до 30 тысяч человек. Для их защиты мужчины села создали сельскую самооборону, вооруженную стрелковым оружием. Защищать мирных поляков от немецких и украинских фашистов помогали также советские партизаны из отряда Прокопюка, дислоцировавшегося в ближайшем лесу.

Для успеха операции Шухевич обеспечил многократное превосходство в силах. В рядах уповцев насчитывалось около 10 тысяч человек, наиболее боеспособных и надежных из которых (4 тысячи галичан) Шухевич перебросил из окрестностей Львова. На вооружении бандитов находилось 66 тяжелых пулеметов, 86 ручных пулеметов, 17 минометов, 2 полевых орудия.

Сражение продолжалось почти целый день и закончилось полным, поражением украинских фашистов. Успех сражения обеспечила атака советских партизан и конницы из Пшебраже в тыл нападавших. Бандиты, потеряв сотни вояк убитыми и раненными, 17 тяжелых и 6 ручных пулеметов, 6 минометов, панически бежали в сторону украинского села Рудники. В ярости от бессилия, Шухевич приказал расправиться с каждым, кто проявил трусость или нерешительность, что и было сделано. Среди жертв этой расправы оказался православный священник из села Рудники, накануне боя уговаривавший уповцев не нападать на мирных соседей. Тогда один из лидеров оуновского движения Клячкивскийв сердцах заявил, что «из Шухевича такой же командир, как из рака жеребец!»

Впоследствии многие командиры начали ругать Шухевича, хотя бы за ту историю, когда летом 1943 года в период движения в сторону Карпат партизанского соединения дважды Героя Советского Союза Ковпака, и в Волыни советские партизаны разгромили несколько куреней УПА, захватили склады и разрушили их мастерские в Свинаринском лесу. И вместо того, чтобы защищаться и попытаться организовать отпор, Шухевич трусливо бежал со своей охраной во Львов, где умолял немцев помочь ему в борьбе с советскими партизанами. Немецкие же фашисты сжалились над своим приятелем и союзником, и было принято совместное решение оккупантов и ОУН по созданию Украинской национальной самообороны (УНС). Из бывших полицейских, активистов ОУН срочно сформировали 5 батальонов (900 человек), во главе которых поставили агента Абвера, бывшего нахтигалевца Александра Луцкого. УНС немцы вооружили немецким оружием, поставили на продовольственное и боевое довольствие вермахта. С обмундированием было сложнее, поэтому только офицерам выдали немецкую военную форму. Рядовые были экипированы в гражданскую одежду. Примечательный факт – на головных уборах офицеров красовались немецкие кокарды, а не национальные трезубцы.

После нескольких стычек в Карпатах красная армия наголову разгромили УНС. Из 900 вояк уцелело не более 300, которые со временем были переформированы Шухевичем в УПА-«Запад». УПА-«Запад» возглавил агент Абвера, бывший офицер 201-го батальона шуцманшафт Василь Сидор. Но сокрушительное поражение от Ковпака не помешало уцелевшим участникам боев из УНС, оказавшимся после войны на Западе, извратить события и распространять по Миру легенды о своих «победах» над советскими партизанами. Предательские убийства из-за угла отдельных ковпаковцев или уничтожение их мелких групп, отбившихся от батальонов соединения при возвращении из рейда, оуновцы и их «историки», вроде Петра Мирчука, выдали за свои крупные победы. В действительности, основные потери советские партизаны понесли от регулярных эсэсовских и полицейских полков (речь идет о 4-м, 6-м и 12-м полках полиции, из которых 4-й и 6-й вошли в состав дивизии СС «Галичина»), подразделений жандармерии, стянутых в район Карпат по личному распоряжению Гитлера, взбешенного успешными действиями соединения Ковпака в Галиции – регионе, считавшемся оккупантами своим самым надежным тылом в оккупированной Европе.

Украинская национальная самооборона (УНС), этот галицийский вариант УПА, созданная и обеспеченная всем необходимым оккупантами, яркое свидетельство коллаборационизма «участников национально-освободительного движения», которое делает невозможным любой вариант признания бандеровской ОУН-УПА «воюющей на стороне антигитлеровской коалиции». И надежно обеспеченные гитлеровцами бандеровцы на протяжении всей войны, а именно УПА, вели борьбу против красных партизан и отдельных частей Красной Армии, выполняя тем самым прямые указания своего истинного начальника – Адольфа Гитлера.

В архивах хранится множество документальных материалов о совместных действиях УПА и немецких оккупантов против регулярных частей Красной Армии и советских партизан. Так, один из пленных, гауптман 4-й танковой армии вермахта Франц Лансберг в ходе допроса рассказал: «Мне известен случай, когда в марте 1944 года возле села Подкамень Бродовского района Львовской области батальон наших войск в составе 4-х рот совместно с бандеровцами вели бой с советскими партизанами… За участие в этом бою немецкое командование дало им много оружия…». Куренной УПА «Карий», будучи арестованным органами госбезопасности, показал: «Курень, которым я командовал, по указанию «Чупринки» (Шухевича) был направлен в распоряжение немецкого командования и принимал участие в боях с Красной Армией на фронте, а после отступления немцев оставлен в тылу советских войск… Моим заместителем был назначен немецкий обер-лейтенант войск СС». Начальник канцелярии охранного батальона 13-й немецкой армии Клаус Нейхауз, оказавшись в плену, рассказал: «… В начале марта 1944 года к нам поступил приказ, подписанный командующим танковой армией, где указывалось: в целях активизации борьбы с советскими партизанами нашим командованием заключен договор с оуновцами о совместной борьбе против большевиков…». Материальной стороной «договора» стало огромное количество оружия и боеприпасов, переданное гитлеровцами в руки оуновских террористов, позволившее им пролить реки крови на своей земле.

Получая от немецких союзников задания по разведке, диверсиям в тылу советских войск, оуновцы ставили перед ними одно условие сохранить в тайне факт сотрудничества между ними. Вот как писал об этом «Герасимовский» (Гриньох) немецкому командованию: «Доставка оружия и диверсионных средств с немецкой стороны через линию фронта для подразделений УПА должно проводиться по правилам конспирации, чтобы не дать большевикам в руки никаких доказательств относительно украинцев — союзников немцев или немецких агентов, которые остались за линией фронта. Поэтому, ОУН просит, чтобы переговоры, договоренность шли от центра, и чтобы партнерами со стороны немцев была по возможности полиция безопасности, так как она знакома с правилами конспирации».

Причастность немецких спецслужб к созданию бандеровской УПА, руководству её операциями подтверждается материалами Нюрнбергского процесса. Абверовец Эрвин Штольце, заслушанный на процессе, рассказал: «В период отступления немецких войск из Украины … лично Канарисом было дано указание о продолжении борьбы, проведении террора, диверсий, шпионажа. Специально для руководства националистическим движением оставались официальные сотрудники офицеры, агентура. Были даны указания о создании складов оружия, продовольствия и т.д…. Связь между фашистами и националистами возлагалась на абвер-команду 202. По личному приказу Гимлера«главнокомандующим» УПА был назначен Роман Шухевич».

Таким образом, под предводительством Романа Шухевича руки коллаборационистов, пополнивших УПА, были обагрены кровью сотен тысяч евреев, цыган, поляков и украинцев, убитых при установлении в Украине “нового мирового порядка”. Следовательно, участие этих коллаборационистов в геноциде еврейского, польского, белорусского, российского и своего – украинского народов, который можно характеризовать сегодня как международный терроризм, не позволяет вести речь о реабилитации УПА, признании её вояк «воюющей на стороне антигитлеровской коалиции» стороной. Конечно, если только сами бандеровцы это не сделают».

Таким образом, в общем, и Бандера и Шухевич вместе были настоящими анти-героями, зверьми в людском обличие и самыми настоящими предателями. А вот за что их решили сделать настоящими героями – это уже другой вопрос. И зная историю можно понять то, что творилось тогда, и то, что творится сейчас на Украине. Увидеть, как это все связано. Ведь будто бы неким мистическим образом история на Украине повторялась. А может быть ее кто-то специально решил повторить, но уже с иной концовкой?.. Поэтому историю следует знать, чтобы не допустить большую ошибку.

И вот теперь, спустя многие года, имена бандеровских убийц торжественно восхваляют на улицах Киева, жители которого в свое время так же погибали от их ножей и выстрелов в спину. И глядя на то, каких героев для себя выбрал майдан, любой умный человек, даже особо не раскидывая смекалкой, легко догадается, по какому пути в последствие захотят пойти эти молодчики с майдана кричащие «Бандера, Шухевич – герои Украины!» Конечно, во многом их на этот путь наставили «невидимые» заказчики, которые и способствовали развалу Советского Союза и образованию «независимой» Украины. Эти «заказчики» работают по такой же схеме, как некогда работали и гитлеровские фашисты. И воссозданный ими путь, по которому уже пошли многие молодые украинские националисты изначально был направлен в геенну огненную. Вопрос только в том – когда они до неё дойдут? Хотя, наверное, людям поклоняющимся предателям, садистам и убийцам это скорее самим виднее.

 

 

«Я клянусь перед Господом Богом сражаться с большевизмом и за освобождение моего украинского народа и моей Родины – Украины, в полном и беспрекословном подчинении главнокомандующему германской армии… Адольфу Гитлеру и, как храбрый солдат, отдать мою жизнь, если потребуется за эту клятву».

Клятва бойца СС Галичина (Те самые, которые «героям слава»).

 

«Бандеровцы официально признаны Нюрнбергским трибуналом пособниками нацистов».

Суд над фашистами по окончанию Второй Мировой войны.

 

«334 населенных пункта в Украине были сожжены немецкими нацистами вместе со всеми жителями. А ты продолжаешь нести чушь, что нацисты спасали людей от сталинского режима».

Исторический факт.

 

«Нет плохих наций – есть больные люди».

Надпись на стене в Киеве.

 

«Их победа в том, что они из русских украинцев, победителей гитлеровского фашизма на Украине, самих сделали фашистов».

Дмитрий Lucky-DAF Федосов

 

 

Отправить ответ

avatar
  Subscribe  
Notify of