Глава 15. Новый год на майдане.

Глава 15. Новый год на майдане.

 

Украина, Киевская область

Город-Герой Киев

31 декабря 2013 год

 

 

На майдане начиналось очередное морозное утро. Демонстранты лениво выползали из своих палаток и зябко оглядывались по сторонам, пытаясь рассмотреть – не изменилось ли чего за ночь? Но нет, майдан всё стоял, даже в такой прекрасный день как сегодня. 31 декабря и сегодняшнее празднование нового года никто не отменял. Но и майдан никто не отменял.

За последние полмесяца пыл демонстрантов, очевидно, поубавился, и даже пошли слухи, что скоро всех отправят по домам, и эти слухи родились из-за того, что сама оппозиция заметно поутихла. Но на самом деле это совсем не означало, что они сдались — это означало лишь то, что они что-то затевают. А вот что они затевали, не знало даже это прекрасное предновогоднее утро.

Тем временем на просыпающихся «мирных» демонстрантов со стороны возле площади наблюдали незаменимые охранники правопорядка из отряда Беркут.

В строй Беркута снова вернулся Паша, который пролежал с сотрясением головы в госпитале две недели, после той жесткой стычки с демонстрантами, когда его вырубили попаданием тяжелой цепи прямо в шлем. Но сейчас ему уже было куда лучше, голова за последние недели перестала постоянно ныть, да и в такие непростые времена, молодой боец поскорее поспешил вернуться в строй к товарищам.

Сегодня майора Никитина с ними не было, зато все остальные бравые беркутовцы были здесь, как всегда при полном облачении, готовые к самым решительным действиям, чтобы взять и разогнать весь этот полупьяный сброд на майдане, но, к сожалению, начальство команды пока не давало.

Проснувшиеся майдановцы стали бегать туда-сюда как заведенные, кто за чаем кто за водкой, и при этом снова начали радостно выкрикивать ругательные речевки и призывы свергнуть власть, которые уже стали нормой майдана. Хотя, то там, то тут, стали раздаваться и старые добрые советские новогодние песни — 31 декабря как-никак…

— Вспомнили, — глядя на них улыбнулся Валера, — Чуть про новый год совсем не забыли со своим майданом.

— Может, они и ёлку нарядят? – с надеждой в голосе спросил Сашка.

— Ага, — хмыкнул Боря, — Может они для тебя еще и по домам разойдутся?

И среди Беркута раздался товарищеский смех, но бойцы, конечно же, понимали, что такого чуда сегодня не произойдёт. Майдан уже давно превратился в средство для зарабатывания денег и те безработные «активисты», что съехались сюда со всей страны и новый год останутся отрабатывать, тем более глядишь и новогоднюю премию дадут и нальют на халяву…

В самом центре майдана неприглядно высился каркас большой новогодней елки, установленный здесь уже с пол месяца, но который так и не превратился в зелёную хвою, украшенную разноцветными новогодними игрушками, и так и не порадовал местных детишек и горожан. Можно сказать с этого года Киев перестал отмечать традиционный новый год — всё быстро менялось в сторону некого хаоса, и заброшенная городская ёлка, была лишь небольшим элементом зарождающегося хаоса. Взамен же праздничных украшений всю ёлку обмотали плакатами с призывами к революции, рекламой оппозиционных партий и местами флагами Украины, дабы на фоне флагов, рекламные лица оппозиционеров, смотрелись еще более патриотичными и многообещающими.

— Когда же они уже успокоятся? – в сердцах спросил Сашка.

— Хороший вопрос, — вздохнул Паша.

— И ответ вполне очевидный, — добавил Валера.

— И какой же этот ответ? – заинтересовался последним высказыванием Боря.

— Когда в посольство США большие сумки с деньгами из аэропорта перестанут подвозить, — ответил Валера, — Я думаю, вы все видели ту запись. Уж, поди, точно не печенье для Ньюланд привезли.

— Всё-таки думаете, американцы за всем стоят? – спросил один из бойцов Беркута стоящий рядом с компанией общающихся.

— Ну а кто в Мире ещё организовывает подобные революции? – с усмешкой спросил Валера того парня, — Давно уже известно – и в Сирии, и в Ливии, и в Ираке, и в Египте, и так далее. У них страна, таким образом, обогащается – устроили очередную революцию, всё украли, и давай к следующей стране. После нас, вон, может, и на Белоруссию пойдут.

— Да, ты что, там же Батька – он не позволит! – подхватил ещё один боец Беркута.

— Да кто Лукашенко там спрашивать будет? – покачал головой Валера, — Или ты думаешь, они у Саддама или Каддафи разрешения спрашивали? Выбирают слабую страну и впёред, на «абордаж».

— И весь этот майдан полностью они организовали? – спросил товарища Сашка.

— Ну а ты думал смог бы сам по себе майдан так долго просуществовать? – хмыкнул Валера, — А за чей счёт всех кормят? За чей счёт всех поят, не говоря уж о зарплате, не говоря даже о том, чтобы подвозить и увозить столько биотуалетов. Да и простые шины, баррикады и палатки сюда взять и привезти – кто бы из наших за это взялся? Причём, кто бы мог себе позволить так смело заниматься антигосударственной деятельностью? И все эти организатора за идею не работают – прошли такие времена. К тому же у нас на Украине известно же, как все обычно на всё смотрят: мол, «моя хата с краю». А нынче такое выражение совсем не подходит под происходящее здесь. Ты же посмотри, какая тут организация, целая система, которая просто не стала бы существовать бесплатно дольше нескольких дней. Без скрытой помощи не обошлось.

— Ну, это да, — закивал головой Сашка, а потом добавил, — Так что же то эти американцы так поступают? Где же справедливость, о которой они постоянно твердят? У себя то они такого бы не допустили.

— У себя бы они вообще ничего не допустили, даже справедливости, — насупившись, отрезал Боря, — Ведь, как известно в самом США справедливость восторжествует, когда истинный североамериканский индеец станет президентом.

— Да ждите чуда, — улыбнулся Паша, — Сколько раз североамериканские индейцы выдвигались в президенты?

— Вот-вот, — кивнул ему в такт Боря, — Но настоящего индейца туда никто и не пустит, иначе его тогда убьют ещё быстрее,чем Кеннеди – ведь справедливых деятелей быстро стремятся убрать, поскольку они не выгодны капиталистическому строю, где нужно продавать всё, вплоть до душ своих граждан.

Тем временем демонстранты стали прямо на площади жарить шашлыки, несмотря на то, что находятся в самом центре Киева и их снимают сотни мировых каналов. Начиналось празднование прямо посреди угрюмых серо-зеленых баррикад и палаток майдана. Майданщикам на рамки приличия в принципе было всё равно, они не для этого сюда приехали, да и к тому же ведь сегодня грядёт новогодняя ночь, поэтому нужно было срочно начинать радовать себя горячим шашлыком с доброй горилкой, а то политика политикой, а праздник по расписанию. Или это было таким средством отвлечения внимания…

— А помните недавнее выступление одного из их представителей, которой приезжал на майдан, ну это американский политик? – запамятовал Валера, — А вспомнил — Маклауд, этот бессмертный сенатор.

— А, ты про деда того вредного? – понял о ком речь Боря, — Ну так он вообще повёрнутый на войнах. Его как во Вьетнаме наши советские ребята сбили, так он теперь всё жизнь ненавидит всё русское. Гадит теперь везде, где есть хоть намёк на связь с Россией. И до Украины он много в какие страны приезжал, и затем за ним туда приходила война.

— Он прям как один из вестников апокалипсиса, — шутканул Сашка.

— И не говори, — поддержал его Паша.

— Так вот, об этом Маклауде американском супер политике, — вернулся к разговору Боря, — Выступления его откровенно призывали к свержению власти. И главное, вроде, говорит о мирной демонстрации, но между строк то как бы намекает на свержение Януковича, и при всём этом даже не стесняется.

— Так, а что ему стесняться то? – влез Боря, — Он сюда работать приехал, вот и отрабатывают свою стратегию. Говорит толпе то, что ей хочется услышать. Народу залечить же надо, какие власти плохие тут у вас, вон лучше посмотрите как у нас в США всё классно! И вот если вы своего душегуба прогоните, то будет у вас не хуже чем у нас, а то и лучше. А в итоге то что?

— Что? – подхватил Сашка.

— А в итоге получаются Ираки или Ливии в худшие свои времена, — пожал плечами Боря, — Они не демократию ставят в другие страны, а анархию, но с правом личного вмешательства.

— Да ребята умеют создать «праздник» для себя, — согласился Валера с вышесказанном.

— Да ну, бросьте, — не веря покачал головой Сашка, — И вы думаете что всё это действительно возможно в нашей Украине? Да у нас же током то ни нефти нет, ни газа, ни даже денег особо нет. Зачем мы им вообще нужны?

— Сосед кто наш не забыл? – кивнул Валера, — Самая большая страна в Мире рядом с нами. И если им удастся что-то сделать здесь, то это во многом повлияет и на Россию – мы же братские страны.

— О таком я и не думал, — задумчиво произнес Сашка.

— А те ребята из-за океана обо всём думают, — саркастически добавил Валера прищурив глаза, а затем отвлекся на выкрикивающих что-то довольных демонстрантов и вернулся к теме, — Так вот, о Маклауде – отужинал его превосходительство с нашей оппозицией, точнее выказал им такую честь. Ну а потом ещё раз выступил на майдане, с трибун расхваливая столь «мирный протест».

— Ещё, какой «мирный», — потер голову Паша.

— А ещё этот америкос потребовал от правительства Украины исключить уголовную ответственность для всех «мирных» демонстрантов, — вспомнив, добавил Боря, — Ага, сейчас, побежали и сделали всё, как вы сказали. И тупому по логике понятно, что если бы они действительно были мирными демонстрантами, то никаких уголовных дел и не завели бы.

— Двойные стандарты Америки, — зло улыбнулся Валера, глядя на майдан, — говори «А», но делай «Б». Американские власти так уже многие страны обманули. Не удивлюсь, если они и своих граждан так же обманывают.

— Вполне, — махнул массивной рукой Боря, — А кто против — в тюрягу или того хуже…

— Ну а что же Россия? – не утихал Сашка.

Боря и Валера переглянулись понимающими взглядами, будто речь шла об их старшем брате, которым они всегда гордились. Ответить на вопрос молодого вызвался Валера:

— Россия, брат, проявляет спокойствие во всей этой ситуации с международной провокацией на Украине, и тем самым показывает свою большую силу. Уверен, это очень злит заокеанских партнеров.

— Ну, она же нам поможет, если что? – снова спросил Сашка, и теперь в его голосе был испуг.

— Конечно, — кивнул Боря, — Русские своих не бросают. Просто ещё не пришло время.

— Зато пока пришло время для других, — сказал Паша, завидев на площади колонну молодых парней с закрытыми лицами и красно-чёрными флагами, — Вон смотрите новые нацисты пошли. И какого Ющенко утвердил Бандуру как героя Украины? То же был фашистом? И хоть Янукович и отменил его решение, но ничего не изменилось.

— А затем Ющенко, с подачи америкосов, и утвердил этого «хероя», чтобы возродит проклятый культ фашизма, — ответил Валера, сровняв недобрым взглядом колонну правого сектора, которые выкрикивали воинственные лозунги майдана, — Фашистами же довольно легко управлять – для них же все враги, кроме себя. Главное давать им постоянную цель и ребята будут заняты, что мы сейчас и видим перед собой на площади. Все последствия перед нами, и не дай Бог если этих ребят не позволят приструнить. Надеюсь, Янукович примирится там со своими демонами и вскоре позволит нам разогнать этих зигующих молодчиков.

— Да, нынче тёмные силы собираются в Киеве, — покачал головой Боря, — И что дальше ждёт нашу родную Украину?..

— А я знаю, что ждет! – неожиданно воскликнул Сашка, да так, что все мужики рядом чуть ли не подпрыгнули.

— Ты что это раскричался молодой? – хлопнул его по плечу Боря, а потом вспомнил, о чём шла речь, — Ну и что же там нас ждёт, говоришь?

— А всех нас, — радостно начал Сашка, — Уже завтра ждёт новый год! Новый год мужики! А в новом году всегда всё бывает хорошо! Так что – ура!

Колонна Беркута улыбаясь поглядела друг на друга и радостно пожала друг другу руки. Действительно, с такой-то напряженной работой, чуть было не забыли о главном – новый год же завтра, 2014-й! Не одним же только демонстрантам радоваться да шашлыки есть?

— Ну, молодой, — обратился Боря к Сашке, — Поднял настроение. А ведь действительно – сегодня со своими вечерком отметим, а потом на ночной смене снова здесь встретимся и уже нашей дружиной отметим. Там гляди может, и демонстранты добрее станут. Так что с наступающим мужики, дай Бог спокойствия нам всем в следующем году. Дай да Бог нам всем мира.

 

 

 

«Мы должны умирать, чтобы американцы могли жить припеваючи?

Всё-таки не зря Советский Союз опасался капитализма».

Дмитрий Lucky-DAF Федосов.

 

Отправить ответ

avatar
  Subscribe  
Notify of