Глава 101. Захват административных зданий.

Глава 101. Захват административных зданий.

 

Захваченная Украина, Крым

Город Симферополь

27 Февраля 2014 год

 

 

Владимир Андреевич Константинов с утра пораньше спешил на работу в Государственный Совет Крыма, где сегодня он в очередной раз в роли председателя попробует провести голосование между депутатами о целесообразности присоединения полуострова к Российской Федерации в случае отделения от Украины. На словах дело казалось раз-два и сделал, а вот на деле постоянно сохранялась опасность, что на здание совета будет произведен налет тех же оголтелых меджлисовских татар или что еще хуже озверелого киевского правого сектора.

Но как говорится – каждый день несет новые надежды, поэтому сегодня, если повезет, и дай того Бог, наконец то удастся провести голосование с крымскими депутатами об окончательном назначении даты народного референдума в Крыму по уходу из состава Украины, как бы печально это не звучало. А затем будет проведено голосование среди депутатов по главному вопросу – делать ли после этого референдум о присоединении к России, или законодатели посчитают, что полуострову следует оставаться независимой республикой, которая будет существовать как отдельное государство.

Но Владимир Андреевич хорошо знал историю и прекрасно понимал, что если даже они и выйдут из состава Украины, не пойдут в состав России и каким-то чудом отобьются от «демократизации», а если быть точнее от аннексии полуострова флота США, то на их земли наложит когтистую лапу еще более старый хозяин этих земель, и это будут совсем не крымские татары – это будет Турция, которая всегда мечтала вернуть эту землю себе. А турки церемониться не станут – они жестко подомнут под себя эту территорию, расправившись со всеми несогласными – в этом деле у Турции опыт достаточный, и глупо сомневаться, что они не прибегнут к нему снова.

Но, к радости Владимира Андреевича, теперь он уже точно знал, что большинство крымских депутатов были твердо уверенны в том, что полуострову нужно идти в состав России. И сам Владимир Андреевич в этом даже не сомневался, поскольку нынче Россия уже довольно крепкое и надежное государство, подобно которому в этих землях еще поискать надо да как следует.

И все бы ничего, но провести голосование депутатов хоть, и хотелось, но все та же сохранялась большая опасность, что их заседание в очередной раз будет сорвано. В отдельности к депутатам уже стали поступать звонки и письма с угрозами для них и их семей. И так же все опасались, что крымские татары ведомые своими продажными меджлисовскими лидерами, снова сделают вылазку и проведут многотысячный митинг с очередной потасовкой, либо того хуже правый сектор нападет или совершит какой-нибудь теракт. В этом после майдана уже никто не сомневался, агрессии и жестокости майдановцам не занимать, они по праву заслуживают называть себя бандеровцами. И хоть на полуострове и в Симферополе как в центре и было сформировано ополчение, защищающее как народ, так и крымских депутатов, но шансы отразить большую атаку были совсем невелики, а в том, что враге готовился и что-то затевал, можно было не сомневаться. Каждый день таил в себе опасность, что именно сегодня на остров нагрянет боевой «десант» из Киева и начнется большое кровопролитие против несогласных с новым режимом.

Но Владимир Андреевич все равно с утра пораньше спешил в Совет, потому что хоть и была опасность, хоть и было страшно, но если они не помогут народу, то кто тогда будет их спасать? Ответа не было, поэтому  Владимир Андреевич прибавил шаг крепче укутавшись в своем пальто в этим морозным и хмурым февральским утром.

Подойдя же к зданию Совета, Владимир Андреевич Константинов резко остановился, и оторопело посмотрел на фасад здания. Здесь явно были изменения. И смущали даже не возвышающиеся перед входом высокие горы баррикад, а то, что теперь на флагштоке здание развивался бело-сине-красный флаг России, которого еще вчера не было. Законодатели то вряд ли раньше времени стали его вешать – ведь еще даже голосование не прошло. Может это народное ополчение уже на радостях раньше времени вывесило? Хотя может и не раньше времени – наверное уже самое время раз сегодня голосовать по этому поводу собрались.

«Правильно, пусть люди знают нашу позицию», — подумал Владимир Андреевич, и пошел дальше ко входу в здание. Но не успел он пройти и десятка шагов, как увиденное вновь заставило его остановиться и растерянно смотреть на происходящее.

Прямо возле дверей здания стояли двое хорошо вооруженных солдат настолько экипированных в военное облачение, что у них было видно только их глаза, а все остальное было нагромождено внушающим и явно серьезным темно-зеленым облачением. Бойцы явно были не из простых подразделений армии, и ух точно не украинской – таких там Константинов никогда не видел.

Рядом с этими мужчинами, у которых наперевес весело по модернизированному черному автомату ходили все те же уже знакомые ему ребята из народного ополчения, которые на фоне этих военных смотрелись как совершенно обычный народ, и явно можно было сказать, что тягаться с такими вот супер-мэнами у ополченцев нет и шанса. Но ополченцы вели себя как всегда мирно, спокойно занимаясь своими делами по укреплению баррикад и патрулированию местности, и явно никак не пугались присутствия рядом таких внушительных воинов. От этого стало уже не так тревожно за увиденное, а скорее стало интересно: кто же это тогда такие, откуда у них такая амуниция и кому они подчиняются?

Поэтому Владимир Андреевич осторожно подошел поближе и, завидев одного из знакомых ему ополченцев, Леонида Казанова, и помахал ему рукой, подманил к себе за дачей интересующих его ответов.

— Здравствуйте, Владимир Андреевич, — поприветствовал Константинова  подошедший к нему ополченец.

— Доброе утро Леонид, — пожал ему руку Константинов, — А подскажите мне, вот только подошел, а смотрю вон, ребята какие-то у нас на входе вооруженные стоят, и флаг российский на здание весит… Что тут происходит?

— Вошли! – радостно ответил Казанов с торжествующим видом.

— Кто они?

— Россияне! — с большой улыбкой ответил ополченец.

— Погодите-погодите, — не понял Владимир Андреевич, — Какие россияне?

— Те самые россияне. Уже вон флаг российский весит!

— Ничего себе, — улыбнулся такой неожиданности Константинов, — А вы можете конкретнее сказать, когда что произошло?

— Это еще ночью в пять утра нас начали здесь всех ложить.

— В каком смысле ложить? – не понял Владимир Андреевич.

— Ну, налетели эти ребята в форме с повязками вооруженные до зубов и всех нас ополченцев, охранявших здание, сначала положили лицом в асфальт. Потом, конечно, когда разобрались, что мы на их стороне и не собираемся им препятствовать, то нас всех подняли, отряхнули и извинились.

— О как, — ухмыльнулся Владимир Андреевич, — И прям российские?

— Да, представились потом бойцами Черноморского флота России, — кивнул Казанов, — Среди ночи резко подъехало два военных КАМАЗа, и оттуда повалила команда экипированных бойцов. Мы же целую ночь, строили баррикады и при виде них уже подумали, что это спецназ из Киева сюда подослали, поэтому поначалу попытались им противостоять, но я уже сказал, чем все это закончилось. Когда разобрались что здесь все свои, то эти ребятки тихонько стали разгружаться. Мы им тоже стали помогать носить оружие, мешки и ящики с боеприпасами внутрь здания Совета. Автоматы у них, пистолеты, пулеметы, гранаты – все у них есть, хоть войну начинай! Теперь то, Владимир Андреевич, точно можно не переживать за Крым и Симферополь – российские военные нас защитят. Проходите в здание, не переживайте, вас то они точно не задержат.

— Хорошо, спасибо за подробности, теперь ясно. Ну и дела, — удивленно заулыбался Константинов. Это было что-то новенькое. Российские военные действительно многое смогут привнести в данную ситуацию. Неужели им, наконец, реально повезло? И еще раз, поблагодарив  ополченца и распрощавшись с ним, Владимир Андреевич достал телефон и набрал Аксенова.

— Алло, день добрый Сергей Валерьевич, я вот стою перед зданием Совета и до сих пор нахожусь в неслыханном удивлении, — радостно и, улыбаясь, произнес Владимир Андреевич, — Слышали новость, что российские морпехи заняли госсовет? Слышали, значит уже. Обалдеть просто – по-другому и не скажешь! И когда они только успели так быстро все провернуть?

— Да сам только с час назад узнал, — не менее радостно ответил ему Аксенов, — Это очень добрая весть. Теперь, как говорится, совсем другая карта пойдет. Ну, вы не стойте там, на улице, не мерзнете – заходите в здание, я уже тут. Лучше давайте встретимся в холе, я к вам сейчас спущусь, а вы заходите пока.

На входе в здание Совета Республики стояли все те же грозные ребята в полном боевом облачении, а за укреплениями баррикад Константинов увидел сидевших там двух пулеметчиков с установленным оружием готовым в любой момент дать отпор любому врагу.

Военные внимательно посмотрели на Владимира Андреевича из под своих масок на лице и молча, вежливо открыли ему дверь в здание, давая понять, что пропускают его внутрь. У Владимира Андреевич от этого сложилось впечатление, будто бы они его знают, но так ли это было на самом деле, Константинов не знал. Протиснувшись мимо грозных пулеметов и быстро юркнув в за дверь Владимир Андреевич оказался в холе, где к нему на встречу с улыбкой на лице уже шел бравый Сергей Валерьевич Аксенов.

— Ну, ты у нас и Че Гевара, — восторженно произнес Владимир Андреевич, пожимая руку Аксенову.

— Да разве это я? – засмеявшись, ответил ему тот, — Че Гевара — это российская армия вместе с ее Главнокомандующим! Куда мы без них? Очень кстати вовремя все случилось, поскольку поступила информация, что не только бандеры нам угрожали, но и то, что новая «власть» на Украине уже практически подмяла под себя киевских военных, так что не сегодня-завтра на нас бы выдвинулась армия, но теперь мы под защитой, и они десять раз подумают, прежде чем начинать сражение с российскими морпехами. Время неспокойное, но теперь не все потеряно.

— Да, в трудные времена нужны решительные действия, — согласился с ним Владимир Андреевич, — А после того как сессия Совета была сорвана меджлисом и правым сектором среди многих наших законодателей появился страх за себя и за свои семьи. Я уже опасался, что многие в страхе перед киевской хунтой вообще откажутся голосовать, но в связи с вновь открывшимися обстоятельствами надеюсь, они успокоят свои страхи.

— Успокоят однозначно, — уверенно сказал Аксенов, — Здесь уже с утра все решено и согласовано – за вашими семьями будет приглядывать верная нам милиция и бойцы ополчения, а стратегические здание защитят морпехи РФ. Так что безопасность для голосования вам обеспечена. Это же обеспечит и безопасность для представительного органа власти, давая парламенту возможность работать в привычном спокойном режиме.

— Звучит неплохо, — улыбнулся Константинов, — А расскажи, как же это с утра здесь все случилось и произошло? Неужели так просто приехали и все заняли?

— Да, они же профессионалы своего дела, — пожал плечами Аксенов, — Нет, наши ополченцы, конечно, попытались им противостоять, но дело это быстро легло на асфальт.

Владимир Андреевич улыбнулся – это историю он уже слышал.

— За полчаса эти молодцы здесь совсем управились, — продолжил Сергей Валерьевич, — А потом ополченцы им стали тоже помогать во всем. А мне в половину шестого позвонили и сообщили что верховный Совет Республики уже под контролем российских военных. Здание Совета министров тоже заняли. 27 февраля в 4.30 утра были заняты здания Совета Министров и здание Верховного Совета Крыма вежливыми людьми. Над зданиями вместо украинских подняли российские флаги, а перед зданиями и внутри них сооружены боевые укрепления. Также сегодня ранним утром были установлены блокпосты на Перекопском перешейке и Чонгарском полуострове, через которые осуществляется сухопутное сообщение между Крымом и материковой Украиной. Здесь же, как сам видишь везде пулеметчики на укрепленных позициях и на входе и на лестнице и по всем входным и выходным точкам здания, так что правый сектор и меджлис здесь уже точно здесь не пройдут. Вопрос с выдвижением сюда регулярной армии Украины, думаю, уже тоже повис в воздухе. Так что теперь парламент сможет собраться и провести все необходимые голосования и процедуры, чувствуя себя в безопасности.

— Теперь, получается, только нам осталось сделать свое дело, — задумчиво произнес Владимир Андреевич.

— Да, Парламент Крыма абсолютно легитимный полноценный орган государственной власти в автономии, сформированный еще в Советское время и в трудные времена он имеет право принимать решения за весь народ Крымского полуострова. Так что ваше время пришло. Теперь как говорится, ход за вами.

— Ну, за нами не заржавеет, — похлопал по плечу Сергея Валерьевича Константинов.

Закончив свой разговор, важные политические мужи поднялись по лестнице мимо до зубов вооруженных морпехов несущих свой пост и группы народных ополченцев, которые, устроив привал у одного из постов военных, с довольным видом распивали сладкий чай с вкусным печеньем.

Примеру ополченцев последовали и Константинов с Аксеновым и зайдя в кабинет Владимира Андреевича тоже заварили чая и сев за стол стали распивать его в продолжении своего разговора о делах насущных.

— Все никак не нарадуюсь Владимир Андреевич, — вдохнув в себя приятный аромат чая произнес Аксенов, — Вот ты только представь какие сейчас эти морпехи американцам палки в колеса вставили? Хотя думаю что в Пентагоне  или где у них там центр по грабежам государств и республик, еще не знают о том, что произошло в Крыму. Ох, и крику и истерики будет во всех мировых СМИ.

— А в Киеве, что будет твориться, только представь себе Сергей Валерьевич, — хитро улыбнувшись, добавил Константинов, — Вот то нечего было госперевороты устраивать – жили себе не лучше и не хуже других, но нет же, решили они вдруг заболеть всеми этими майданами и евросоюзами пропади они пропадом.

— Да это же все американских рук дело, — пожал плечами Аксенов, — Их след везде на майдане можно проследить, только сегодня в Киеве почему-то принято не замечать это, ну то и понятно – работники своих работодателей сдавать не станут, а то кто ж им тогда платить будет за их бесчинства? А другого эти бандеры поди ничего и не умеют кроме как хаос творить. А работодатели все те же американцы – все беснуются, страна настолько свободных людей, что те на путь дьяволопоклонства стали, вот и поджигают теперь города и страны по всему Миру.

Оба отхлебнули чая и задумчиво посмотрели в окно, вдаль города, туда, где потихоньку стало подниматься холодное февральское Солнце.

— М-да, — вернулся к разговору Владимир Андреевич, — А кто-то бы сказал, что все это мы с тобой придумали и что все это лишь очередная бредовая теория заговоров, а ведь все происходит наяву, и на Украине власть уже захватили, и приказы уже отданы, чтобы Крым превратить в военно-морскую базу НАТО. Люди никогда не верят – им надо, чтобы тысячи, а то и миллионы других людей начали погибать, чтобы согласиться с тем, что да, это вроде бы и не выдумка, кто-то правда всем этим недобрым делом занимается. А ведь кто-то не успеет и понять что к чему – погибнет раньше.

— Что ж тут поделаешь – это извечный фактор человеческого невежества, который искореняется только горьким опытом, — заключил Аксенов, — Вон даже Сталин до последнего не верил, что Гитлер на него нападет, но случилось же, а потом какая заваруха то пошла? До сих пор каждая семья в СНГ помнит те времена. Но о каких заговорах вообще идет речь, если в реальности без тени сомнения США за прошлый и этот век успели разграбить десятки стран по всему Миру. Поэтому ничего удивительного нет в том, что они добрались и до Украины – Украина вне состава России, поэтому является абсолютно уязвимым и незащищенным малым сельскохозяйственным государством и противостоять крупным государствам без России не сможет. Даже странно, что на Украину с распада СССР до сих пор не позарилась ни Польша, ни Турция. Может американцы им еще тогда сказали мол, не троньте эти земли, мы уже на них имеет свои планы? Ну, хотя в принципе Украина за двадцать пять лет могла бы хорошо укрепиться, если бы не продавала все свое советское вооружение, и если бы сильно захотела то стала бы крепкой страной, как например Белоруссия, но у нее нет ни крепкого Батьки ни славного Путина, а Янукович,  к сожалению, оказался слишком мягким, а западным коршунам это просто подарок, и что мы видим? А видим мы то, как сегодня Крым уже реально собирается отсоединяться от Украины. А почему? А потому что той Украины, в которой когда-то находился Крым, к сожалению, уже нет – власть сменилась, но на этот раз это не красные и не белые – на этот раз это молчаливый враг поедающий государства целиком. Ну а если кто-то не верит то пусть поедет в ту же Ливию и пройдется по разрушенным улицам – там отовсюду так и пахнет большой кучей «демократии». А ведь события в их стране были практически идентичными событиям на майдане – то есть для Украины еещ все впереди. И от Ливии Украина отличается тем, что там полковник Каддафи попытался противостоять захватчикам, что обернулось полноценным нападением НАТО на это страну под прикрытием «добросердечного» ООН уже не раз замеченным в помахивании хвостом пред американским Гегемоном. И опять же таки если возвращаться ко всем этим теориям заговором и смешками в сторону тех, кто о них говорит или хотя бы что-то подозревает, то невооруженным глазом можно заметить, что над теориями заговоров специально смеются те, кто при этом и могут быть раскрыты.

— Согласен с тобой Сергей Валерьевич, ты как всегда прав, — поддержал собеседника Владимир Андреевич, — А я вот все думаю про этих бандеровцев. И когда Украина успела просмотреть весь этот взращенный в ее границах рассадник продажных бандитов? И эти их бандеровские лозунги: «Кто не скачет тот москаль!», «Москаляку на гиляку!», неужели кто-то думает, что все это приведет к чему то хорошему? Кто-то говорит, что это такой патриотизм, но разве патриотизм, основанный на ненависти к другому народу, разве он не является нацизмом? Разве не так же Гитлер настраивал немцев против евреев? И отсюда вытекает прямой вопрос – Украина стала на путь фашизма?

— Получается так, — с сожалением вздохнул Аксенов, — Но это выбор не рядовых украинцев, а тех, кто теперь захватил власть в стране.

— Согласен,  но на долго ли это все? Если волки у власти, то они быстро съедят всех овец, и потом взрастят много новых волков. И эта агрессия против русских еще только поднимает голову. Но тут главное то, что мы сами не призываем то убивать этих бандеровцев, нет. Мы призываем их не убивать других людей, русских, и нас крымчан в том числе. А убийства уже есть – ведь ту небесную сотню кто-то явно специально да убил да дестабилизации обстановки, и эти ребята тут явно не оказались крайними, не говоря уже о случившимся погроме под Корсунь-Шевченковском, с чудовищным издевательством над нашими людьми. И никто не спорит что они украинцы, и отдельные лица среди них возможно действительно самоотверженные патриоты Украины. Но ведь свой патриотизм можно доказывать не только кровью, но и добрым делом, за которое всегда последует уважение и признание. Когда это случится, то все и забудут о былых распрях. Но пока путь их совершенно противоположный, отталкивающих от них не только крымчан, но и всех остальных здравомыслящих украинцев.

— Ох, — вздохнул Аксенов, медленно попивая чай за столом, — Такие ваши предложения Владимир Андреевич звучат очень миролюбиво и благоразумно, но думаю, что коли такое однажды и случится, то все это мы будем наблюдать уже из другого государства…

 

В тот день так же решением Верховного Совета Автономной Республики Крым лидер партии «Русское единство» Сергей Аксенов был назначен на пост председателя правительства автономии. Это решение, требовавшее, согласно Конституции Украины и Конституции АРК, согласования с президентом Украины, не было признано новыми украинскими властями. По официальным заявлениям крымских властей, назначение Аксенова премьером было согласовано с Виктором Януковичем, которого крымские власти продолжали считать де-юре президентом Украины. Поэтому на юридическом уровне все было сделано правильно и честно. После заседания Верховный совет Автономной Республики Крым объявил о проведении Всекрымского Референдума о статусе автономии и расширении ее полномочий. Голосование было запланировано на 25 мая 2014 года.

Благодаря захвату зданий российскими военными была дана возможность законодателям спокойно проголосовать и принять решение о том, чтобы назначить общекрымский референдум, который и определит судьбу Крыма. 61 член совета из 64 проголосовал «ЗА», 3 воздержались или где-то скрывались запуганные новой украинской «властью».

Поскольку дата референдума была назначена на конец мая, это во многом расслабило новые киевские «власти» – теперь им стали известны даты, а значит, до назначенного референдума они успеют умерить этот наглый и своевольный сепаратизм в Крыму, который древнегреческие мыслители позволили себе назвать громким словом – демократия. О каком демократическом выборе вы говорите? Какая еще к черту демократия? Не для этого захватывали Украину, ох не для этого…

 

 

 

«Я всегда думал что демократия — это власть народа, но вот товарищ

Рузвельт мне доходчиво объяснил, что демократия —

 это власть американского народа».

Иосиф Виссарионович Сталин.

 

Отправить ответ

avatar
  Subscribe  
Notify of